Однако с точностью сказать, когда российская военная машина выдохнется, невозможно.

Западные эксперты начали замечать признаки истощения российской армии в ходе войны против Украины.

Как пишет The New York Times, есть некоторые свидетельства того, что такой момент может приближаться, акцентируя внимание на том, что за несколько недель российские наступательные операции не принесли значительных стратегических успехов.

Газета предполагает, что РФ могла намеренно медленно наращивать темпы, при этом профессор стратегических исследований в Сент-Эндрюсском университете в Шотландии Филлипс О’Брайен, сказал, что количество ее артиллерийских ударов по Донецкой области снизилось. Это подтверждают и данные со спутников NASA. Они свидетельствуют о том, что российские дальнобойные обстрелы значительно сокращаются.

Одним из возможных объяснений такого снижения является влияние недавно развернутых ракетных систем HIMARS, которыми Украина наносила удары по российским складам боеприпасов в тылу.

В то же время действия Украины на юге вынуждают Россию обращать туда повышенное внимание. Москва увеличивает количество ракетных ударов, чтобы сорвать украинское контрнаступление.

В отчете лондонского Королевского института объединенных вооружений говорится: “То, что может стать серьезным испытанием для вооруженных сил обоих стран, похоже, быстро приближается”.

“Украинские силы стягивают войска вокруг Херсонской области для контрнаступления, которое на сегодняшний день может стать самой амбициозной попыткой страны вернуть себе территорию. Для Москвы эта битва станет проверкой ее стойкости”, — отметили исследователи.

Между тем, старший научный сотрудник Международного института стратегических исследований Бен Барри отметил, что Россия набрала военную силу с апреля, когда глава Кремля Владимир Путин сделал восточную часть Донбасса центром своей захватнической кампании.

Барри сказал, что критический вопрос заключается в том, достигнет ли Москва “кульминационной точки” – точки, в которой “наступление исчерпает запасы или понесет столько потерь, что его невозможно будет продолжать”.

При этом он отметил, что пока неясно, когда российская военная машина может утратить силу.

“Мы не знаем, в какой момент Россия выдохнется”, – отметил он.