Встреча Эрдогана и Зеленского во Львове вселила некоторый оптимизм в отношении того, что предметные мирные переговоры между Россией и Украиной не за горами. Но так ли это?

Турки, безусловно, были на переднем крае, пытаясь подтолкнуть обе стороны к миру — вспомним мирные переговоры в Анталии и Стамбуле в начале этого года и сделку по зерну, за которую турецкая сторона должна получить значительный кредит доверия. Для Эрдогана война в Украине только усугубляет его политические проблемы дома — выборы должны состояться в июне следующего года, его рейтинги опросов падают, а война наносит огромный удар по турецкой экономике, когда она постоянно близка к кризису платежного баланса с более высоким счетом за импорт продовольствия и энергии.

Меня немного беспокоит администрация Эрдогана — они слишком отчаянно пытаются протолкнуть мирное соглашение, еще в Стамбуле и Анталии, которое, казалось, было заключено на условиях России, а не Украины. Таким образом, украинцы по понятным причинам отвергли то, что тогда предлагалось. В турецком подходе есть наивность, но украинцы не настолько глупы, чтобы принимать все, что предлагает Путин. Турки должны это понимать.

Похоже, на этот раз Путин готов предложить переговоры с Зеленским до того, как будет определена форма будущего мирного соглашения — идея состоит в том, чтобы они встретились, обсудили проблемы, а затем на основе этого их команды разработали мирное соглашение. Это была бы разительная перемена по сравнению с переговорами в Стамбуле и Анталии, когда российский подход был таков: «Вот наши условия, принимайте их или отказывайтесь от них, но по сути мы получаем все, что сейчас оккупируем, а вы должны отказаться от устремлений к НАТО и демилитаризоваться». Украина никогда не собиралась принимать эти условия, особенно после того, как украинцы мужественно встретились с русским Голиафом в битве за Киев.

Я на самом деле не знаю, верить ли турецкой стороне о том, что Путин сейчас готов встретиться с Зеленским без предварительных условий по поводу мирного плана.

Как я уже сказал, у турок есть привычка инициировать мирные соглашения, опять же, я думаю, отчасти из-за принятия желаемого за действительное по их собственным внутриполитическим причинам.