Президент “Динамо” Игорь Суркис призвал запомнить фамилию Пашко. Поскольку он, возможно, даже талантливее Цыганкова, когда тому тоже было 16 лет.

Об этом Суркис сказал в интервью Tribuna.com, а также о том, как удалось сберечь состав команды после вторжения РФ.

Владелец клуба ответил на интересный вопрос журналиста: “Виталий Кличко сказал, что если его брата Владимира сейчас поставить на блокпост, то же забивать айфоном гвозди. Вы об этом говорите?”.

“Смотрите, я говорю сейчас совершенно искренне. Будь я здесь – потерял бы все то, что я строил последние 10 лет. Я бы потерял самое главное. Это можно написать жирными буквами – потерял бы перспективу развития «Динамо» на ближайшие годы. Даже десятилетие.

Вот здесь сидит футбольный человек, наш пресс-аташе Шахов, который с командой находится 24 часа в сутки. Многие вещи ему тоже не нравятся, что происходит в команде. У кого-то, извините, родственники остались в Украине, а города находятся под обстрелами. Футболисты переживают, волнуются. И это ясно.

Приведу самый обычный пример. 16-летний футболист Пашко – талантище! Запомните эту фамилию. Семья из Харькова. Конечно, они переживают, потому что в их городе происходят страшные вещи. Они уехали в Европу, где ему предлагали перейти в «Барселону», «Жирону», «Валенсию». Возможно, он даже более талантлив, чем в этом возрасте был Цыганков. Сегодня он находится в Украине. Благодаря тому, что два месяца мы продолжали убеждать его и семью, что его перспектива дома, а не за границей, он подписал полноценный контракт с клубом. И я очень рад, что мы нашли общий язык”.

Суркис прокомментировал слухи о бегстве всех легионеров. По его словам, у “Динамо” и не было много легионеров. Однако команду покинули Вербич, Де Пена и Витиньо.

В то же время, один из самых талантливых футболистов команды Костюка Самба Диалло, блестяще проявивший себя в Юношеской Лиге УЕФА, на которого претендует множество европейских клубов, в ближайшее время вернется в «Динамо».

Суркис подчеркнул, что Томаш Кендзера вернулся вместе с нашей командой играть во Львове и Киеве, за что ему отдельное уважение.