Заявления об антисемитизме были постоянными на протяжении всей долгой и своеобразной карьеры французского режиссера.

В 2010 году Академия кинематографических наук и искусств объявила о планах присудить франко-швейцарскому режиссеру Жану-Люку Годару почетный “Оскар”, пишет журналист JTA Эндю Лапин.

Многие в еврейской общине возмутились против этого. Призывая Академию отменить награждение Годара “Оскаром”, правая Сионистская организация Америки назвала Годара “яростным антисемитом”, утверждая, что тот неоднократно делал антисемитские комментарии и антисемитские высказывания в своих фильмах. Еврейские СМИ сообщили об обвинениях режиссера в том, что он антисемит. Заявления об антисемитизме были постоянными на протяжении всей долгой и своеобразной карьеры французского режиссера-новатора, который умер 13 сентября в возрасте 91 года от эвтаназии. Но для Годара, как писал его биограф – еврей Ричард Броди в книге “Все есть кино”, жизнь была всего лишь продолжением кино – публичным представлением.

Таким образом, хотя Годар – режиссер постоянно превращал свои фильмы в выражение радикальной, иногда противоречивой политики, комментаторы и даже близкие друзья никогда не могли быть уверены, действительно ли Годар – человек придерживался этих взглядов. Несмотря на то, что в его фильмах были шутки о резне евреев (в “Замужней женщине” 1964 г.) и линия о евреях, изобретающих Голливуд (в фильме “Социализм” 2010 г.), он также выражал сочувствие еврейскому народу, дружил с ведущими интеллектуалами – евреями Европы и участвовал в строгих, вдумчивых дебатах об этике того, как и когда изображать Холокост на пленке. Все это происходило на фоне откровенной пропалестинской активности Годара. Его фильм – эссе 1976 года “Здесь и в других местах”, который он снял вместе со своей давней партнершей Анн-Мари Мьевиль, включает положительные изображения бойцов палестинского сопротивления и сопоставление бывшего премьер-министра Израиля Голды Меир с Гитлером.

Фильм родился из остатков неудачной попытки дуэта снять фильм об освобождении Палестины, который должен был финансироваться Лигой арабских государств. Согласно сообщению JTA того времени, воинствующая сионистская группировка, называющая себя “Око за око”, бросила бомбы-вонючки и выпустила мышей в парижский кинотеатр, где показывали фильм, к большому гневу его директора – еврея, который назвал атаку “нацистской”. Годар однажды заметил, что его дед “был антиевреем; в то время как я антисионист, он был антисемитом”. А в 2018 году он поддержал бойкот французскими режиссерами мероприятия, посвященного израильскому кинематографу. Когда он не делал резких публичных заявлений, Годар снимал фильмы: более 100 из них за его карьеру, в том числе некоторые с Вуди Алленом, которым он очень восхищался (он снял Аллена в своей авангардной интерпретации “Короля Лира” 1987 года).

Впервые он привлек внимание всего мира своим нарушением правил в фильме “На последнем дыхании” 1960 года, рассказывающим о недовольном преступнике и его американской подруге, который использовал безумный монтаж и смешение жанров, чтобы сформировать новый вид кинематографического языка. Фильм принес французскую “Новую волну” и сопутствующие ей стилистические новшества в массы. Затем последовали другие известные фильмы, в том числе “Презрение”, “Банда аутсайдеров” и “Конец недели”, прежде чем режиссер с головой погрузился в маоизм и начал включать в свои фильмы радикальные политические заявления, охватывая самые отдаленные уголки арт-хауса. Десятилетия спустя он продолжал раздвигать границы того, чем может быть кино, с помощью эссеистических коллажей о ряде социально-политических идей и даже трехмерного фильма в конце своей карьеры (“Прощай, язык” 2014 года).

На протяжении всей го карьеры Годар воспринимался в мире кино как сложная фигура, всемирно почитаемый режиссер, которому нравилось бросать вызов общепринятым представлениям и выделяться среди своих современников – в том числе и мнением в отношении роли, которую кино должно играть в памяти о Холокосте. Он (в основном) вежливо спорил со своим современником Клодом Ланцманном, режиссером знакового документального фильма “Шоа”, об этичности подхода Ланцмана к изображению Холокоста без использования каких-либо архивных кадров. (Собственная работа Годара в значительной степени основывалась на архивных кадрах, которые он считал более этичными и аутентичными.) Однако Годар также был большим поклонником “Шоа” и планировал провести серию дебатов по этому поводу в конце 1980-х годов с Ланцманном и, согласно сообщению в книге Броуди, французско-еврейским интеллектуалом Бернаром Анри-Леви. По собственному рассказу Анри-Леви, который он опубликовал в 2010 году, когда всплыли обвинения против Годара в антисемитизме, связанные с “Оскаром”, трое мужчин общались в “дружеском и расслабленном тоне”. Планы снимать такие дебаты в значительной степени провалились. Но в восьмисерийном видео “История(и) кино”, выпущенном между 1988 и 1998 годами, Годар вернулся к теме того, как снимать Холокост, создавая монтаж различных его изображений как способ их критики.

Как писала исследовательница Мириам Хейвуд, Годара интересовала “взаимосвязь между исторической травмой и способностью изображения представлять или изображать эту травму”. Если Годар не соглашался с изображением Холокоста Ланцманом, но в конечном итоге уважал его, то этого нельзя было сказать о его взглядах на Стивена Спилберга. Фильм Годара 2001 года “Восхваление любви” вызвал споры, потому что он был резкой критикой “Списка Шиндлера”. В типично эллиптической манере режиссера части “Похвалы” изображают пожилую пару, сражавшуюся во французском Сопротивлении, к которой обращаются представители “Spielberg Associates” с просьбой продать пожизненные права на их историю; в другом месте фильм открыто обвиняет Спилберга в том, что он бросил вдову Оскара Шиндлера без надлежащей компенсации, получая прибыль от истории ее мужа. В то время Спилберга защищало большинство американских критиков, а Роджер Эберт назвал гнев Годара “болезненным и несправедливым”.

Тем не менее 13 сентября кинематографисты и киноведы отдали должное Годару как титану кино. “Если вы любите фильмы и интересуетесь тем, как они развивались за последнее столетие, вы должны периодически знакомиться с фильмами Жан-Люка Годара на протяжении всей своей жизни”, – написал в своем твиттер-аккаунте кинокритик и историк – еврей Марк Харрис, узнав о его смерти. “Невозможно полностью понять, как фильмы попадают оттуда сюда без него”. Что касается “Оскара”, то его вручили Годару за заслуги всей его жизни – вопреки возражениям многих еврейских организаций того времени. Но воинственно настроенный режиссер не удосужился поехать на церемонию. Он заявил, что награда “ничего для меня не значила”.