США — подстрекатель за кулисами? FAZ о внешних силах в карабахской войне

Материалы не попавшие на сайт мы выложили в нашем Telegram-канале. Перейди и подпишись!

Германское издание Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ) 5 октября опубликовало комментарий обозревателя Райнхарда Фезера под заголовком «Конфликт на Кавказе грозит ускользнуть от Москвы».

Вот основные тезисы Фезера:

— Россия утратила рычаги влияния на конфликт в Карабахе;

— ключ к разрешению конфликта — не у Москвы;

— участие Турции в конфликте вокруг Карабаха и отстраненная позиция США усиливают эскалацию в регионе;

— сотрудничество Вашингтона и Москвы могло бы предотвратить эскалацию, «но США в этом процессе отсутствуют».

Фезер пишет:

«С начала первой войны за Нагорный Карабах 26 лет назад, которую удалось закончить при посредничестве России, добившейся прекращения огня, полностью оружие в этом регионе не замолкало никогда. Но до боевых действий, вспыхнувших неделю назад, международным посредникам всегда удавалось предотвратить новую войну, даже когда почти ежедневные инциденты перерастали в крупные стычки. Сейчас азербайджанцы и армяне ведут ожесточенные бои по всей линии фронта, используя весь арсенал, имеющийся в наличии у их армий. Вооруженная борьба идет за регион, населенный преимущественно армянами, но в советские времена присоединенный к Азербайджанской ССР, а после первой войны за Карабах находящийся под контролем армян.

К совместному призыву президентов США, Франции и России о прекращении военных действий в минувшие недели никто не прислушался. Еще не так давно представить себе нечто подобное было невозможно. Четыре года назад Россия и США совместными усилиями смогли быстро положить конец самым ожесточенным с 90-х годов военным действиям между армянами и азербайджанцами. Тогдашняя война продлилась 4 дня и унесла 200 жизней. Но с того времени многое изменилось — не только в Армении и Азербайджане, но и на международной арене. Оба эти обстоятельства превращают войну за небольшой, экономически незначимый регион в политическую проблему, которая может серьезно повлиять на ситуацию далеко за пределами Южного Кавказа».

Здесь следует остановиться и прокомментировать, уточнить текст Фезера. Главное здесь то, что окончание войны в 1994 году не означало окончание военного конфликта вообще. Было заключено перемирие, при том что военные приобретения территорий армянами не были признаны азербайджанской стороной, хотя она и потерпела поражение. Поражение это в 1994 году не носило стратегического характера. Подобная ситуация означала паузу в войне, и перемирие соблюдалось сторонами конфликта ровно до тех пределов, пока это было им выгодно.

Фезер утверждает: «Сейчас азербайджанцы и армяне ведут ожесточенные бои по всей линии фронта, используя весь арсенал, имеющийся в наличии у их армий». Это опять же неверно. Бои идут «не по всему фронту», а в строго ограниченном районе вокруг Нагорного Карабаха, не затрагивая линии армяно-азербайджанской границы к северу от Нагорного Карабаха и на юге — в районе Нахичевани. Также ошибочно утверждение Фезера о том, что стороны сейчас в ходе боев «используют весь арсенал, имеющийся в наличии у их армий». Как раз весь арсенал и не используется. Без указания конкретики, наоборот, можно утверждать, что и в аспекте применения вооружений конфликт носит весьма ограниченный характер. Военные действия не имеют характера бескомпромиссной борьбы, не имеющей ограничений.

Фезер пишет дальше о роли России в конфликте:

«До сих пор Россия была решающим внешним фактором в этом конфликте. Москва не была заинтересована в его урегулировании, но использовала его, чтобы укрепить свое влияние в регионе. Для Армении, зажатой между двумя главными противниками, Азербайджаном и Турцией, поддержка Москвы — единственная гарантия безопасности. Кремль при необходимости напоминал Армении об этой зависимости. Одновременно с этим Россия поставляла оружие Азербайджану. Пытаясь таким образом сохранять сомнительный баланс, что вынуждало обе стороны считаться с российскими интересами. Долгое время это получалось довольно неплохо. Россию нельзя обвинить в том, что она искусственным образом поддерживала конфликт с помощью политики контролируемой нестабильности в регионе, как это происходило с другими этническими конфликтами с момента распада СССР. Если есть ключ к решению этого конфликта, то он находится не у Москвы, а у враждующих наций. Их конфликт уходит корнями в историю».

Таким образом, Фезер утверждает одновременно, и что Россия «была решающим фактором в этом конфликте», и что ключа к решению этого конфликта у Москвы нет. Россия не могла разрешить конфликт, но создавала некоторое равновесие баланса между враждебными сторонами, который конфликт не прекращал, но и не давал ему вернуться в горячую фазу. При существующих условиях конфликт нельзя решить, но его можно приостановить очередным перемирием.

Дальше Фезер утверждает, что нынешние военные действия начались из-за нарушения баланса вмешательством Турции:

«Поддержка Анкары, скорее всего, стала решающим фактором для попытки президента Азербайджана Ильхама Алиева осуществить звучавшую на протяжении многих лет угрозу отвоевать Нагорный Карабах. Он также уступает и внутриполитическому давлению: после июльских стычек в Баку прошли массовые демонстрации, участники которых призывали к войне. Диктаторский режим с трудом смог взять их под контроль… Из-за турецкой помощи Азербайджану Россия утратила возможность влиять на обе стороны конфликта. Из каких соображений турецкий президент Эрдоган поддерживает эскалацию — неясно. На короткое время он, может быть, отвлечет этим внимание от других проблем. Но существует опасность, что после Сирии и Ливии он на третьем фронте вступит в прямой конфликт с Москвой».

Итак, 5 октября Фезер писал в FAZ о российской позиции по последней войне в Нагорном Карабахе:

«До сих пор российское руководство открыто не встало на сторону Армении: отношения с правительством в Ереване, пришедшим к власти два года назад в результате мирной революции, весьма натянутые. Но если Армения окажется в действительно тяжелом положении, Россия, у которой там военная база, столкнется с выбором: занять ее сторону или выставить себя слабым союзником».

Здесь в своем комментарии отметим, что 7 октября президент Владимир Путин определил позицию России по текущему военному конфликту в Нагорном Карабахе. В частности, российский президент сказал:

«Как известно, Армения является членом ОДКБ, у нас перед Арменией есть определенные обязательства в рамках этого договора. Но боевые действия, к огромному нашему сожалению, продолжаются до сих пор, они ведутся не на территории Армении. Что же касается исполнения Россией своих договорных обязательств в рамках этого договора, то мы всегда исполняли, исполняем и будем исполнять свои обязательства».

Таким образом, президент Путин определяет рамки военного конфликта при условии невмешательства России. Он должен быть ограничен территорией Нагорного Карабаха. Перенесение военных действий на территорию Армении приведет к российскому военному вмешательству.

Локальное ограничение армяно-азербайджанской войны исключительно территорией Нагорного Карабаха и прилегающих к нему районов означает, что конфликт из-за Нагорного Карабаха не может быть решен военным путем. Условия самого военного театра не позволяют этого сделать. Ограниченный и весьма специфический локальный фронт не позволяет достичь ни одной из сторон конфликта стратегических целей, которые принудили бы противника признать поражение и зафиксировать его соответствующим мирным договором.

Это означает, что в Москве сейчас ставят на самовыгорание конфликта в Нагорном Карабахе во временной перспективе при условии его ограничения узким локальным участком без распространения его на более широкое пространство.

В финале своей статьи в FAZ Фезер рассуждает:

«Теоретически есть еще одна сила, которая могла бы погасить или по крайней мере сдержать пламя конфликта, — это Соединенные Штаты. В последние годы именно сотрудничество Вашингтона и Москвы в этом вопросе, — несмотря на все другие разногласия, — предотвращало эскалацию. Но США в этом процессе отсутствуют».

А может, как раз и наоборот — США как раз и присутствуют в конфликте, но за кулисами? А разве ближневосточная политика США ставит на уменьшение конфликтности в регионе? И разве США не ставят на «переформатирование» региона, через изменение границ или создание новых через политику управляемого хаоса? Не случайно США молчат в тряпочку и относительно перетока протурецких боевиков в Карабах из Сирии и Ливии, хотя Россия и Франция — два других сопредседателя МГ ОБСЕ — высказались на этот счет довольно однозначно. Подозрение в отношении подстрекательства США очередной вспышки в Карабахе весьма основательны. И здесь следует вспомнить об июльских событиях этого года, послуживших прологом к войне в Карабахе в конце сентября и начале октября 2020 года.

Источник

Только что написал(а)
смотреть
пишет
Обсудить
Поделиться
author
пишет сообщение