Азербайджанская диаспора России, война в Нагорном Карабахе и влияние Турции

Материалы не попавшие на сайт мы выложили в нашем Telegram-канале. Перейди и подпишись!

Нынешняя война в Нагорном Карабахе обострила не только застарелый этнополитический и военный конфликт на Кавказе, но и вскрыла массу проблем внутри России. Именно ей, России, как правопреемнице СССР, приходится сегодня решать проблемы, которые остались после его развала. Давно рассматривает Кавказ как зону своих геополитических интересов и Турция, но сейчас это выражается уже не просто в дипломатической поддержке Баку, а в конкретной военной помощи — отправке боевиков-исламистов в зону конфликта и снабжении оружием ВС Азербайджана, обеспечении их разведданными.

После того как Москва усадила за стол переговоров армянскую и азербайджанскую стороны, взаимные обстрелы стихли на несколько часов, а сегодня продолжаются с новой силой. Ряд наблюдателей заметили, что этому активно способствует Турция, поскольку Анкара была настроена участвовать в переговорах, но не дождалась приглашения. В турецких СМИ сегодня продолжается милитаристская риторика, в голосах, звучащих из Анкары, чувствуется стремление подчеркнуть свою геополитическую роль, в том числе за счет участия в урегулировании карабахского конфликта. Если это произойдет, то Турцию должны повысить до статуса сопредседателя Минской группы ОБСЕ: на сегодняшний день сопредседателями являются только Россия, Франция и США, остальные — Армения, Азербайджан, Белоруссия, Германия, Италия, Швеция, Финляндия и сама Турция являются просто членами, т. е. Анкара не принимает ключевых решений в этой структуре, а может лишь подкреплять статус единственной легитимной, с точки зрения мирового сообщества, организации, которой поручено урегулирование конфликта.

Следует отметить, что война в Нагорном Карабахе обострила настроения внутри исламского сообщества России: если его лидеры призывают к скорейшей остановке кровопролития, то религиозный актив не скрывает солидарности с «братьями по вере» — азербайджанцами, несмотря на то, что большинство российских мусульман сунниты, а большинство азербайджанцев являются шиитами. Немалую роль в этой публичной солидарности сыграла и Турция, чья многолетняя работа в рамках политики «мягкой силы» дала в том числе и такие плоды. Не меньшую по масштабу работу в постсоветский период Анкара вела и в отношении многочисленной азербайджанской диаспоры в России, что породило разговоры о пятой колонне (некоторые наблюдатели предлагают ее называть даже «шестой колонной» — после либералов и политических оппозиционеров).

Если для второй половины XIX века для Турции была характерна политика панисламизма, что было обусловлено статусом султана Османской империи — халифа, то для младотурков и кемалистов первой половины XX века идеологической базой стал пантюркизм, снова взятый на вооружение с конца 1980-х годов. А с приходом к власти в 2002 году Реджепа Тайипа Эрдогана в Турции возобладала идеология паносманизма — с использованием всех ранее возникших идеологических доктрин.

Основными проводниками политики «мягкой силы» Турции среди азербайджанцев в постсоветский период были фонд исследований тюркского мира «Туран» (создан в 1980 году), Турецкое агентство по сотрудничеству и развитию (Türk İsbirliği ve Kalkınma İdaresi Baskanlığı — TİKA), Фонд Юнуса Эмре (создан в 2007 году), движение «Хизмет» проповедника Фетхуллаха Гюлена и братство «Нурджулар» (запрещенная в России экстремистская организация. — EADaily), а также целый ряд турецких суфийских братств, которые имеют последователей как в Азербайджане, так и среди азербайджанцев в России. Официальная Анкара воспринимает сегодня гюленистов в качестве организаторов несостоявшегося госпереворота в Турции в 2016 году и приравнивает к террористам, но сеть турецких лицеев, платформа «Диалог Евразия» и турецкие коммерческие структуры, во главе которых были гюленисты, почему-то не считались инструментами «мягкой силы».

В России сегодня существуют три крупные объединения азербайджанской диаспоры: это Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев России (с 1999 года), Всероссийский азербайджанский конгресс (2001−2017) и Союз азербайджанцев России (с 2019 года). Такое разнообразие объясняется разной степенью подчинения Баку и личными амбициями лидеров диаспор.

Так, к примеру, ФНКА азербайджанцев России (АзерРос) — наиболее лояльная Москве структура, возглавляемая членом Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ 50-летней Мехрибан Садыговой. Проработавшая социальным психологом в детсадах и школах Москвы в 1990-е годы, Садыгова пришла в АзерРос в 2000 году на должность пресс-секретаря, но постепенно поднялась по карьерной лестнице и в 2015 году возглавила автономию. На президентских выборах в России в 2018 году Садыгова была доверенным лицом Владимира Путина. Она получила известность высказываниями о миролюбии и добрососедстве по отношению к армянам, и даже поддержала армяно-азербайджанские семьи в России. Эти высказывания ей дорого стоили: в марте этого года ее отставки потребовали члены ФНКА при активном участии Госкомитета Азербайджана по работе с диаспорой, однако Садыговой удалось удержаться при поддержке Кремля.

Однозначно под полным влиянием Баку находился Всероссийский азербайджанский конгресс (ВАК), появившийся при непосредственном участии покойного президента Азербайджана Гейдара Алиева. Его возглавлял академик РАН, врач-онколог 65-летний Мамед Алиев. Но в 2017 году ВАК был ликвидирован Верховным судом России, и Баку на время потерял проводника своих интересов. Впрочем, ненадолго.

Ему на смену пришел Союз азербайджанцев России — самая молодая организация азербайджанской диаспоры России, возглавляемая бывшим чиновником Минфина СССР 56-летним Физули Мамедовым. Помимо бизнеса, он принимал активное участие в создании Союза азербайджанцев мира и Всемирного азербайджанского культурного фонда (оба начали работу в 2005 году), а сам Мамедов с 2017 года является к тому же вице-президентом Европейского азербайджанского конгресса.

Понятно, что, несмотря на разную степень лояльности к Москве, все азербайджанские диаспоральные объединения в России предсказуемо выступают за возвращение Нагорного Карабаха в состав Азербайджана, а сайты организаций пестрят разделами, посвященными «исконно азербайджанской территории», и заявлениями, где высказывается полная солидарность с курсом Баку.

Азербайджанская диаспора в России, насчитывающая несколько миллионов человек (по некоторым данным, только в Москве около 1,5 млн), слабо контролируется ее лидерами, хотя Турция проявляет интерес к диаспоральным организациям. Выражается это в разных формах — от декларирования пантюркистского лозунга эпохи президента Азербайджана в 1992—1993 годах Абульфаза Эльчибея «Два государства — одна нация» до панисламистского и неоосманского единства. Этот разнообразный идеологический коктейль турецкие стратеги стараются в разной степени внедрить в сознание многих тюркских народов бывшего СССР, используя разные инструменты: где-то образовательные центры, где-то исламские братства, а где-то безобидные на первый взгляд культурные центры. Формы могут быть самыми разными — от сериалов про Османскую империю типа «Великолепный век» до ячеек «Нурджулар» в студенческих общежитиях московских вузов (МГУ, РУДН, МГИМО, РЭУ им. Г. В. Плеханова), которые курирует директор Центра солидарности азербайджанцев в России Намиг Шахпеленгов. Об этом открыто говорят сами московские азербайджанцы, ориентирующиеся на традиционный для них шиизм.

В конечном счете приходится признать, что на многочисленную азербайджанскую диаспору в России оказывает влияние не столько Баку, сколько Анкара, что свидетельствует о ее успехах в плане продвижения своих интересов в нашей стране. Обидно то, что все это происходит при удивительной пассивности самой России, не использующей в той же степени «мягкую силу» в самой Турции, хотя бывших или сохранивших российское гражданство соотечественников там немало. Ряд наблюдателей отмечает, что эти «новые османы» в российской азербайджанской диаспоре лояльны не России, а Турции, что актуализирует вопрос национальной безопасности. Понятно, что для большинства россиян Кавказ как горячая точка воспринимается не так остро, как Донбасс или соседняя Белоруссия. В российском обществе нет однозначных симпатий к той или иной стороне армяно-азербайджанского конфликта: на фоне событий в ЛДНР это видно особенно четко — в конфликте с Киевом большинство россиян были на стороне самопровозглашенных республик.

Мне, как жителю Татарстана, хорошо видно и другое: Турция ведет активную работу не только с азербайджанцами в России, но и с поволжскими татарами, причем с разными группами националистов — от политологов, вещающих на тему роли Турции в карабахском конфликте и всесилия армянского лобби в России, до тех, кто привык выходить на уличные акции, как это сделали члены Союза татарской молодежи «Азатлык», пусть с опозданием, но выступившие в поддержку Баку.

Во всех этих случаях говорить о патриотизме по отношению к России затруднительно. Но пусть со стороны диаспор будет хотя бы лояльность, выражающаяся в следовании внешнеполитическим приоритетам страны проживания, а не других государств. Иначе разговоры о пятой колонне в России перестанут быть досужими рассуждениями конспирологов.

Источник

Только что написал(а)
смотреть
пишет
Обсудить
Поделиться
author
пишет сообщение