Почему наряд невесты дома Романовых вызывал желание поскорее снять его

В погоне за величием внешнего вида и престижем государства, в церемониальной одежде многих народов Европы часто совсем не учитывалось ощущение тех, кто ее будет носить.

Материалы не попавшие на сайт мы выложили в нашем Telegram-канале. Перейди и подпишись!

Это в полной мере относится и к свадебному наряду невест из дома Романовых, ниже я я приведу довольно циничное описание ощушений от ношения этой одежды, которые оставили младшие княжны дома Романовых, выходившие замуж в правление Николая II.

Но сначала небольшое описание того, что собственно включал в себя этот наряд: невеста облачалась в платье-декольте из тяжелой серебряной парчи с длинным шлейфом, который несли придворные. Кроме того, поверх платья и шлейфа на плечах крепилась бархатная мантия с широкой и тяжелой пелериной из меха горностая.

Читайте также: Почему Султаны после хальвета отправляли сразу наложниц в свои покои?

Свадебный наряд дополняли коронные драгоценности, которые никому не принадлежали лично, но выдавались на момент свадьбы всем невестам дома Романовых. Эти драгоценности включали в себя бриллиантовую свадебную корону с бархатной подушечкой, массивное колье из крупных бриллиантов и диадему c большим розовым бриллиантом в центре. Кроме того бриллиантовые серьги, и браслеты.

Наиболее подробно свои ощущения от венчального наряда Романовых описала внучка Александра II великая княгиня Мария Павловна (младшая), которую в 1908 выдали замуж за шведского принца Вильгельма.

После легкого обеда она пошла одеваться к венчанию и сначала ничего не предвещало неприятностей: «(….)мое батистовое белье, отделанное валансьенскими кружевами, широкие накрахмаленные нижние юбки, туфли и чулки — все это было разложено на постели(…)».

Валансьенские кружева -одни из самых известных и дорогих плетеных французских кружев. Широко известны в Европе с XVIII века.

Но далее начались приключения: «(…)я облачилось в платье из серебристой ткани, такое жесткое, что казалось оно сделано их картона(…)». Одеваться Марии Павловне помогали горничные, поскольку самостоятельно надеть это платье было невозможно.

Затем парикмахер причесал княжну и закрепил на ее волосах диадему, а корону на голову новобрачной водрузили уже придворные дамы, Мария Павловна отдельно отметила, что это были жены важных сановников (вероятно парикмахеру, как простолюдину, нельзя было прикасаться к короне).

Все эти массивные предметы были закреплены на волосах золотыми булавками, при этом Марии Павловне нельзя было сильно наклоняться и совершать резкие движения, тк тяжелые драгоценности могли соскочить или сползти с головы.

Далее настал черед мантии :»(…)наконец они возложили мне на плечи малиновую бархатную мантию с пелериной, отделанной мехом горностая и застегнутую огромной серебряной пряжкой. Кто то помог мне встать. я была готова… Я едва могла двигаться(…)». При этом Мария Павловна могла идти только по линии заданной направлением шлейфа платья и мантии и не могла самостоятельно поменять ход движения.

После сбора невесты в комнату вошел Николай II и благословил невесту иконой, согласно ритуала Мария Павловна должна была встать на колени, с трудом она смогла опуститься, но встать самостоятельно, как она ни пыталась, у нее уже не получилось. Увидев этот конфузливый момент, Николай II немедленно положил икону и: «(…)взял меня под локоть и помог мне встать(…)».

Мария Павловна и шведский принц Вильгельм, фото 1908 год, здесь хорошо можно оценить общую массивность наряда невесты, обратите внимание на длину мантии, которая еще и сложена складками.

Великий князь Александр Михайлович (внук Николая I) описал похожий момент, когда во время его свадьбы с Ксений Александровной (дочь Александра III) в 1894 году, невеста наклонилась к нему и прошептала: «(…)Я не могу дождаться минуты, когда можно будет избавиться от этого дурацкого платья(…)» и «(…)Мне кажется, что оно весит прямо пуды(…)».

Но, вернемся к Марии Павловне, после венчания в церкви начался парадный обед и поскольку наша героиня (по сравнению с прежними поколениями) отличалась уже здоровым цинизмом и большей свободой нравов, то она прямо за столом сняла надоевшие ей серьги: «(…)от серег у меня так болели уши, что в середине банкета я сняла их и повесила, к великому изумлению императора, на край стакана, стоявшего передо мной(…).»

Мария Павловна и шведский принц Вильгельм, фото 1908 год, здесь хорошо видна тяжелая серебряная застежка мантии на груди и массивные серьги, которые невеста сняла за свадебным столом, также можно оценить громоздкую конструкцию из короны и диадемы на голове новобрачной.

Достаточно комичным было и прощание с Николаем II: «(…)Мой реверанс, когда мы расставались с императором, был особенно глубок, настоящий подвиг; потребовавший удерживать в рановесии диадему, кружевную вуаль и платье из серебристой ткани(…)».

В этом же комплекте драгоценностей и подобном платье (только цвет мантии был золотым) была на своей свадьбе и последняя императрица Александра Федоровна.

Наконец молодых супругов отвезли в Александровский дворец, где для них были приготовлены апартаменты. Пришла горничная и помогла Марии Павловне снять эти «бронированные доспехи», вот как молодая жена описывала свое состояние в этот момент: «(…)у меня болела голова, а от веса свадебного платья на плечах остались темно синие кровоподтеки(…)».

Все это прямо таки вызывает какие то прямые ассоциации с нарядом Маргариты на балу у Воланда в романе Булгакова, но возможно эксцентричная Мария Павловна, немного преувеличила.

Следует добавить, что сражу же после свадьбы, специальная служба забрала коронные бриллианты обратно в Зимний дворец.

Только что написал(а)
смотреть
пишет
Обсудить
Поделиться
author
пишет сообщение