Главные проблемы — 2020: о чем говорили лидеры G20

Материалы не попавшие на сайт мы выложили в нашем Telegram-канале. Перейди и подпишись!

22 ноября завершает свою работу двухдневный саммит «большой двадцатки» (G20), который должен был состояться в Эр-Рияде, однако из-за пандемии COVID-19 прошел виртуально. Главными темами стали коронавирус, реформирование ВТО и многосторонний подход к политике. К чему призывали участники саммита — в обзоре «Газеты.Ru».

Борьба с COVID-19

Главной темой саммита G20 стала пандемия COVID-19 и преодоление ее последствий. В выступлениях практически всех лидеров стран-участников форума обосновывалась необходимость объединения против глобального вызова. Ключевым аспектом можно выделить акцент на важности многостороннего подхода к обеспечению стабильности и равного доступа к вакцине.

Об этом, в частности, говорил президент США Дональд Трамп, для которого нынешний саммит вполне может оказаться последним на посту главы Белого дома. Он подчеркнул важность совместной работы и диалога между странами для преодоления последствий пандемии и будущего экономического роста.

Одним из направлений такой кооперации должен стать равный доступ к вакцине от коронавируса для всех стран. Об этом твердили и король Саудовской Аравии Салман бен Абдель Азиз Аль Сауд, президенты Бразилии Жаир Болсонару и Франции Эммануэль Макрон.

«Второй приоритет, который важен не меньше, — это обеспечение универсального доступа к технологиям борьбы с коронавирусом. Когда первая вакцина поступит на рынок, необходимо гарантировать доступ к ней во всем мире и любой ценой избежать сценария, когда мир будет жить на разных скоростях и только богатые смогут победить вирус и снова жить нормальной жизнью», — сказал Макрон во время своего выступления.

Эксперты из Эр-Рияда накануне саммита подсчитали, что на борьбу с экономическими последствиями пандемии страны G20 вместе потратили беспрецедентную сумму — $11 трлн, из которых $21 млрд пошел на государственные программы помощи в создании вакцины и лекарств для лечения от COVID-19, пишет Deutsche Welle.

И пока лидеры большинства стран группы «большой двадцатки» настаивали на принципе справедливости в вопросах распространения вакцины, президент Мексики Андрес Мануэль Лопес Обрадор и вовсе заявил: «Медицинская помощь, вакцины и лекарства должны быть бесплатными, а доступ всеобщим».

Как восстанавливать экономику

Проблема, неразрывно связанная с пандемией, — экономический спад, последовавший после локдаунов практически во всех странах мира. Примечательно, что и в этом блоке вопросов также звучали заявления о необходимости придерживаться многостороннего подхода в решении возникших трудностей.

«Эпидемия коронавируса, глобальный локдаун и замораживание экономической активности запустили системный экономический кризис, которого современный мир со времен «Великой депрессии», наверное, еще не знал», — так охарактеризовал ситуацию президент России Владимир Путин.

По его словам, роль «группы двадцати» как раз состоит в том, чтобы не допустить долгосрочной застойной безработицы с последующим ростом бедности и социальной напряженности. В этом контексте наиболее отчетливо прозвучал вопрос о санкционной политике, которой придерживается ряд стран.

«Необходимо стремиться к сдерживанию протекционизма. Отказу от практики односторонних санкций, к возобновлению цепочек поставок», — призвал Путин.

Об этом же, помимо российского лидера, говорили премьер-министр Японии Есихидэ Суга и саудовский король, которые считают, что для обеспечения экономического роста и поддержания международного порядка после завершения пандемии необходимо «открыть границы и экономики, чтобы помочь торговле и людям».

Одной из стран, которая пострадала в последние годы от различного рода торговых войн, стал Китай, а потому эта тема нашла отражение и в заявлениях Си Цзиньпина: «Необходимо восстановить безопасную и бесперебойную работу глобальных производственных цепочек и цепочек поставок, снизить тарифы, убирать барьеры, а также изучить возможность упрощения процедуры торговли медицинскими товарами».

Однако подобная риторика является, по сути, лишь заявлением о намерениях, поскольку пандемия не только не позволила взять паузу в санкциях и торговых войнах, но даже стимулировала введение дальнейших ограничительных мер,

считает замдиректора факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов.

«Пандемия усилила общую конфронтацию великих держав. В дальнейшем пандемия не позволит взять паузу в ограничительных мерах. Например, администрация Джо Байдена (лидера президентской гонки — 2020 в США. — «Газета.Ru») намерена продолжать политику сдерживания Китая и наращивать санкционное давления на Россию», — говорит эксперт «Газете.Ru».

При этом сегодня центр принятия санкций сместился от международных структур к национальным, поэтому ни «большая двадцатка», ни Совет Безопасности не решат проблему санкций, полагает директор Центра европейской информации Николай Топорнин.

«Сегодня санкции являются инструментом достижения национальных экономических интересов, которые идут вразрез с установившимися стандартами международно-правового сотрудничества. Ни G7, ни G20, ни Генассамблея ООН, ни Совет Безопасности ООН ничего не могут пока в этом отношении сделать», — отметил он.

Нужна ли реформа ВТО

Еще одной темой для дискуссий стало реформирование Всемирной торговой организации (ВТО). Проблема уже не первый год стоит достаточно остро: многие члены организации считают, что структура давно не справляется со своими задачами — либерализацией мировой торговли, обеспечением справедливых условий конкуренции, снятием торговых барьеров.

В 2019 году Дональд Трамп и вовсе пригрозил выходом США из ВТО, ссылаясь на то, что некоторые страны из списка организации значатся развивающимися, тогда как уже давно не относятся к этой категории, а являются одними из богатейших государств, при этом имея льготы от организации.

«Реформа ВТО, которая назрела еще до пандемии, сегодня становится ключевым элементом восстановления мировой экономики, — заявил президент Бразилии Жаир Болсонару. — Бразилия выступает за прогресс по трем направлениям в рамках ВТО: переговорный процесс, решение споров, а также контроль и транспарентность».

С другой стороны, альтернативы для ВТО в настоящий момент нет — на это указал Владимир Путин. «В целом, в рамках „двадцатки“ следует продолжить поиск общих подходов к реформированию Всемирной торговой организации в соответствии с современными вызовами. Без стабильной, эффективной многосторонней торговой системы, основанной на универсальных нормах и принципах, эту задачу решить невозможно, а альтернативы Всемирной торговой организации сегодня нет».

При этом эксперты считают, что ВТО перестала быть главным инструментом, регулирующим отношения в области международной торговли.

«Это связано с усилением противоречий между развитыми и развивающимися странами. И те, и другие хотят изменить правила торговли в свою пользу, поэтому создают другие механизмы регулирования торговых вопросов. В рамках ВТО существенного прогресса нет», — указывает Дмитрий Суслов.

Чтобы повысить эффективность организации, необходимо привлечь к участию в ее деятельности наиболее развитые государства, а не реформировать ВТО, добавляет эксперт.

«ВТО не изжила себя, наоборот, эта организация очень востребована. Но она, как и в целом мир, зависит от поведения крупнейших экономических игроков. Если крупные государства будут активно действовать в ВТО, тогда глобальных проблем в деятельности ВТО не будет. Реформировать ВТО сегодня необходимости нет», — уверен собеседник «Газеты.Ru».

Достижима ли многосторонность

Общим в заявлениях выступивших лидеров стал призыв к соблюдению принципа многосторонности. Однако добиться широкого взаимодействия между участниками международных отношений достаточно тяжело, полагают специалисты.

«В последнее время, особенно в последний год, и это, конечно, связано с пандемией коронавируса, многосторонние механизмы, в том числе и работа «большой двадцатки», ослабли», рассуждает замдиректора факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов.

«Способность стран сотрудничать друг с другом по решению многосторонних вопросов, транснациональных и глобальных вызовов ослабла. Это связано, во-первых, со всеобщим усилением эгоизма и внутриполитических факторов во внешней политике стран. Во-вторых, это усилено конфронтацией между Соединенными Штатами и Китаем, США и Россией, что парализует работу очень многих многосторонних механизмов, в том числе и «большой двадцатки». В-третьих, пандемия коронавируса ослабила стремление международного сообщества решать совместные проблемы», — резюмирует эксперт.

По его мнению, сотрудничество стран на общеглобальном уровне ослабевает, но усиливается на субглобальном уровне — на уровне БРИКС, ЕС и других подобных объединений.

Источник

Только что написал(а)
смотреть
пишет
Обсудить
Поделиться
author
пишет сообщение