Солнечный сын великой Ии Саввиной, как он живет сейчас

Ия Саввина не собиралась быть актрисой. Поступила на журфак МГУ, играла в студенческом театре (это там ее заметит Иосиф Хейфиц и позовет на главную роль в «Даме с собачкой», с которой начнется ее карьера актрисы).

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

На подмостках непрофессионального театра Ия и познакомилась с Всеволодом Шестаковым, студентом геологического факультета, ставшим ее мужем. Когда Ия забеременела, в семье обсуждали вариант аборта: мол, молодые еще, студенты, на носу диплом. Но страх перед последствиями прерывания первой беременности все же пересилил: в 21 год Ия Сергеевна родила мальчика. У Сережи обнаружили синдром Дауна.

Ей предлагали отказаться от ребенка или сдать его в специализированный интернат.

— Я не осуждаю тех, кому это бремя оказывается не по силам. У меня самой в жизни была минута слабости. Когда Сереже было семь, я узнала, что есть отличная лесная школа под Москвой, и захотела отдать его туда. Человек, которому я позвонила — я часто забываю фамилии, но эту запомнила на всю жизнь, Ченцов, — спросил: «Вы хотите отказаться от ребенка?». «Нет, что вы, как вы могли подумать…» — «Тогда не отдавайте его никуда и никогда». Так я и сделала, — признавалась позже Ия Саввина.

В основном мальчиком занималась его бабушка со стороны отца — Янина Адольфовна. По рассказам друзей актрисы, женщина приучала Сережу нехитрым бытовым ритуалам: встать, сделать зарядку, умыться, позавтракать. Это и с обычным ребенком дело небыстрое, а с особенным — тем более. Бабушка, педагог по образованию, ушла с работы и учила внука читать и писать, а приходящие учителя занимались с ним английским и музыкой — Сережа смог освоить игру на фортепьяно.

Саввина рассказывала потом, что только ради такой бабушки жила с первым мужем долгие годы, когда их брак уже по сути развалился.

Своего сына актриса никогда не скрывала. В ее гостеприимном доме на многочисленных застольях присутствовал Сережа. Он читал гостям стихи, пел с ними, танцевал с мамой. На кадрах домашней кинохроники видна эта атмосфера всеобщего веселья и радости. Летом его увозили в Костромскую область — там у Саввиной был дом в деревне. Сережа с радостью проводил время на свежем воздухе. За ним присматривала местная женщина Мария Малахова, он с ней даже грядками занимался, пропалывал, поливал.

В 43 года Ия Сергеевна познакомилась с актером и режиссером Анатолием Васильевым. Очень быстро они стали жить вместе. У Сережи могли бы быть сестры.

Когда выяснилось, что Ия беременна, они с Анатолием обрадовались — оба очень хотели общего ребенка. Но потом Саввина испугалась, что и этот малыш может родиться с синдромом Дауна. Страх был настолько силен, что на этот раз она решилась на аборт, ведь диагностики тогда не было, предсказать вероятность рождения больного ребенка никто не смог бы. Врачи потом сказали, это была двойня — девочки…

Ия Саввина всю жизнь волновалась, что будет с Сережей, если она уйдет раньше.

— Я молю Бога только, чтобы он меня и Сережу взял одновременно. Ни мне без него не жить, ни ему без меня, — переживала актриса.

И не зря. Отец Сережи Всеволод Шестаков и сама Ия Сергеевна ушли из жизни в один год, с разницей всего в четыре месяца. Незадолго до этого они оформили документы на квартиры на Фрунзенской набережной и во Власьевском переулке так, чтобы часть недвижимости принадлежала Саввиной, часть — Сереже. А за десять дней до кончины Ия Сергеевна расписалась с Анатолием Васильевым, с которым прожила до этого душа в душу больше 30 лет. После ее ухода он стал опекуном Сережи, которому достались полностью две квартиры, дом в Костромской области и автомобиль.

За две роскошных квартиры в центре Москвы общей стоимостью около 35 миллионов рублей тут же началась охота. Их мечтала заполучить вторая жена Шестакова — Заира Мешвелиани. Когда-то она появилась в доме в качестве сиделки для престарелой матери Всеволода Янины Адольфовны и заодно помощницы для Сережи. К слову, тот к ней действительно привязался. Вскоре Заира вышла за Шестакова замуж, Сережу забрала в новую квартиру Ия Сергеевна, но Мешвелиани часто навещала их, с актрисой вроде как дружила. Потом Всеволод Михайлович с ней развелся, в его жизни появилась другая женщина.

После смерти Саввиной Заира начала всем рассказывать, как плохо, небрежно мать и отчим обращались с Сережей, и что только она сумела более-менее наладить его жизнь. Желая стать его опекуном вместо Васильева, буквально охотилась за мужчиной, которому на момент смерти матери было 54 года, но в силу особенностей его интеллект навсегда остановился на уровне четырехлетнего ребенка. Сережу от нее прятали, а ее саму еле выгнали из квартиры, которая ей не принадлежала, но в которую она никого не пускала, натравливая на незваных, по ее мнению, гостей питбуля.

Анатолий Васильев замкнулся вместе с Сережей в своем мирке. Закрыл двери деревенского дома даже для Марии Малаховой, которая приходила навестить своего подопечного. Много лет никто не знал, что с Сережей.

В 2014 году Сережа Шестаков появился на выставке собственных работ в Центральном доме художника, приуроченной к Международному дню человека с синдромом Дауна. Желание взять в руки кисть появилось у него в 38 лет. Мать тут же купила ему краски и мольберт, чтобы он мог выразить себя в творчестве.

А в 2017-м Анатолий Васильев впервые после смерти Ии Саввиной согласился пообщаться с журналистами. Съемочная группа программы «Прямой эфир» и ее ведущий Борис Корчевников побывали в квартире у Анатолия Исааковича и Сережи. Сюжет был показан на канале «Россия 1». В студии приглашенные друзья Ии Сергеевны рассказывали, что больше не бывают в этом некогда хлебосольном доме и понятия не имеют, как там поживает Сережа, потому что Васильев никого в дом не пускает и ни с кем не разговаривает. А на экранах демонстрировались эксклюзивные кадры: Сережа наигрывает на синтезаторе «Подмосковные вечера», показывает Борису Корчевникову свои рисунки и дневник, где крупным круглым детским почерком записывает все события каждого дня своей жизни.

Анатолий Исаакович рассказывал телеведущему, что Сережа самодостаточен, обычно тихо занимается своими делами и даже еду способен себе разогреть в микроволновке без посторонней помощи. Только с гигиеническими процедурами ему нужно помогать — помыться в душе сам он не способен.

После этого Васильев и Сережа снова пропали из виду. Этим летом с Анатолием Исааковичем связались журналисты издания «СтарХит».

— Всю самоизоляцию я провел в Москве, в квартире. Человек я дисциплинированный. С продуктами было легко: набираешь номер — и тебе приносят. Как все в стране жили в этот период, так и я жил. Никто мне не помогает, живу так, как живу. Пенсии на все хватает, — поведал им 81-летний режиссер.

Он рассказал, что часто бывает на могиле Ии Сергеевны, однако говорить о 63-летнем Сереже Шестакове наотрез отказался.

Согласно закону, сын Ии Саввиной недееспособен, а значит, завещание написать не может. Его опекун Анатолий Васильев тоже не вправе распоряжаться недвижимостью, принадлежащей Сергею. Поэтому, в случае чего, все достанется дальним родственникам Ии Саввиной, которые никакого участия ни в ее судьбе, ни тем более в судьбе Сережи не принимали.

Только что написал(а)
смотреть