Обаятельный интеллектуал: У России может появиться лучший друг в ЕС

Французов запугивают страшными последствиями того, что президентом страны может стать Эрик Земмур – обаятельный интеллектуал, выступающий за выход Франции из НАТО и «привилегированный союз» с Россией. По опросам общественного мнения, Земмур уже обогнал Ле Пен и отстает только от Макрона. Кто он – и почему так любит Россию?

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Французское издание Atlantico стращает тех французов, кто желал бы радикального пересмотра отношений с Москвой. Отменить санкции, предупреждает оно, все равно не получится, а признание Крыма российским чревато последствиями – проблемами внутри НАТО, порчей отношений с Украиной, потерей поддержки Америки, превращением Франции в изгоя ЕС и прочая, прочая, прочая.

Страшно это или нет – поссориться с украинцами и огорчить американцев, французы пусть решают сами. Но в кои-то веки для таких запугиваний появился не теоретический, а вполне конкретный повод.

У повода есть имя и фамилия – Эрик Земмур, вероятный кандидат в президенты. Это он хочет отмены санкций, союза с Россией, выхода из НАТО и воссоздания «оси» Париж – Берлин – Москва, которая могла бы противостоять и гегемонизму США, и растущему влиянию Китая.

Обычно российские журналисты презентуют Земмура как «новую звезду французской политики» и «французского Трампа», который выскочил, как черт из табакерки, и спутал элитам все карты, как когда-то Трамп. В этом видны и грех поверхностных ассоциаций, и желание оправдаться за то, что раньше о Земмуре в России почти ничего не писали и не знали – проглядели, так сказать, приятного человека и потенциального союзника, считая, что во французской политике эту роль исполняет Марин Ле Пен.

В реальности 63-летний Земмур уже давно суперзвезда, и именно что французской политики, хотя политиком вплоть до последнего времени не считался. Он журналист, писатель и политический комментатор правоконсервативных или даже, по мнению некоторых, ультраправых взглядов – правее Ле Пен. С учетом того, что почти все журналисты Франции – леваки и либералы, Земмур был широко известен и хорошо заметен, поскольку в когорте своих немногочисленных единомышленников в СМИ казался лучшим. Как минимум – лучшим полемистом.

Как и Трамп, он не полезет за словом в карман. Но больше на него ничем не похож – Земмур прямой, но в то же время интеллигентный, эрудированный, хорошо образованный человек с глубоким знанием национальной и мировой истории. Там, где Трамп оперирует анекдотами и слухами из «Твиттера», Земмур цитирует классиков и разбивает оппонента «по фактам».

Уже после выхода в 2014 году его книги «Самоубийство Франции» (историко-публицистическое перечисление просчетов и предательств французской элиты, в результате которых страна утратила позиции сверхдержавы, а скоро утратит и национальную идентичность) о Земмуре говорили как о возможном кандидате в президенты.

Тогда его рейтинг поддержки составлял 12%. Сейчас – доходит до 17%, удвоившись буквально за месяц, и имеет тенденцию к дальнейшему росту.

В теории это означает, что во второй тур президентских выборов во Франции, который состоится весной следующего года, выйдут Земмур и нынешний президент Эммануэль Макрон, пока что сохраняющий поддержку 25% французов. При этом принято считать, что у Земмура больше шансов победить Макрона, чем у Марин Ле Пен, растерявшей почти половину электората – до рейтинга в 14–16%.

Просто так рейтинги не падают – есть две причины. Первая в том, что после выборов 2017 года Ле Пен провела партийный ребрендинг и сместилась ближе к центру, другими словами, стала значительно более умеренным политиком. В теории это должно было расширить ее электоральную базу, на практике лишило революционного шарма – мадемуазель стала слишком скучной и похожей на традиционных политических функционеров, которым всегда оппонировала.

Кроме того, у нее очень большой антирейтинг (более 50%), старательно накачанный леволиберальной прессой за долгие годы. Поэтому о ней принято говорить как о неизбираемом кандидате, что, в сочетании с первой причиной, делает Ле Пен электорально непривлекательной. «Национальное объединение» с треском проиграло последние местные выборы, поскольку его избиратель просто не пришел на участки – он не верит в успех, ему скучно.

А с Земмуром – не скучно. И уже очень скоро он вытеснит Ле Пен из колонок на политические темы, став самым любимым французом российских консерваторов. Они будут болеть даже не против Эммануэля Макрона как «человека Ротшильдов» и ставленника глобальной финансовой элиты, а прицельно за Земмура. Потому что не может российский консерватор не сопереживать французу, который обличает мультикультурализм, феминизм, НАТО, глобализм, либерализм и миграцию.

«Когда мы были вместе с Россией, мы выигрывали войны. Когда мы были против России, мы проигрывали войны», – говорит Земмур.

«Союз Франции, Германии и России для американцев станет концом их господства в Западной Европе. Поэтому американцы потратят все усилия на то, чтобы найти разногласия между Францией и Германией с одной стороны и Россией с другой», – предупреждает он.

При всей радикальности взглядов Земмура в ряде случаев мнение, что журналист-острослов имеет больше шансов попасть в Елисейский дворец, чем такой закаленный боец, как Ле Пен, имеет под собой основания – и нам о них еще не раз расскажут.

Во-первых, Земмур со своей фирменной принципиальностью и красноречием, направленными против элит и тех проблем, которые элиты замалчивают (например, преступность в среде мигрантов из исламских стран), может вернуть на избирательные участки демотивированный бесконечными поражениями Ле Пен «глубинный народ».

Во-вторых, будучи правым в социальных и политических вопросах, Земмур ненавидит открытый рынок и глобальный либеральный капитализм, справедливо считая их основой той антинациональной модели развития, против которой борется. То есть, в теории, оправдывает запрос большей части французов на социально ориентированное государство, но не имеет традиционной теперь для левых партий нагрузки в виде открытых границ с «третьим миром», радикального феминизма и школьных уроков типа «тысяча и один гендер».

В-третьих, он, кажется, единственный политик (да, теперь уже политик) во Франции, кто мог бы разрушить стену между ультраправыми и просто правыми: интеллектуалу не стыдно голосовать за Земмура, потому что он не фанатик, не популист типа Трампа и не псевдопопулист типа Жириновского, а точно такой же интеллектуал. И видно, как расчетливо и последовательно Земмур работает на разрушение именно этой стены.

Самое смешное, Земмур еще официально не подтвердил, что выдвинется кандидатом на выборы – держит интригу. Но представляется, что это дело недалекого будущего – президентская кампания с участием Земмура уже идет, просто замаскирована под продвижение новой книги – «Франция не сказала своего последнего слова», обложка которой сильно напоминает предвыборный плакат, а содержание – предвыборную программу.

Кстати, издательство, с которым обычно сотрудничал Земмур, отказалось печатать эту работу, и она была издана на пожертвования сторонников, быстро став национальным бестселлером.

Власти, надо сказать, раскусили игру Земмура и начали чинить препятствия. Теперь его, телеведущего, присутствие на ТВ требуют ограничить по закону о выборах, а правоцентристская газета Le Figaro, многолетним колумнистом которой является Земмур, приостановила с ним сотрудничество до конца кампании.

Статья в Atlantico – лишь один из выстрелов общей канонады. По Земмуру уже бьют из всех орудий, выставляя фашистом и радикалом, а отдельного упоминания достоин материал Associated Press. Там вновь расписали ужасы Холокоста и опросили французских евреев, как бы шокированных тем, что Земмур сказал о режиме Виши (а он сказал, что режим Виши предпринимал попытки защитить французских евреев от нацистов), и тем, что Земмура редко обвиняют в антисемитизме – в силу того, что он сам еврей.

Его родители бежали из Алжира вместе со всей Францией. Евреи там жили с библейских времен, к моменту предоставления этой французской колонии независимости (1962-й) их было порядка 150 тысяч, а к концу XX века – всего 80 (не тысяч, а человек) – остальные переехали или в Израиль, или во Францию (которая алжирских евреев, в отличие от алжирских мусульман, приняла в гражданство еще в 1870-м), или в другие страны, спасаясь от «новых порядков» и общих последствий арабо-израильской войны.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что кандидат французских ультраправых, резко критикующий исламскую миграцию, именно еврей. Тем более что мантра «Израиль фашистское государство» давно является частью «шахады» европейских левых так же, как неприятие расизма, сексизма, гомофобии, трансфобии, исламофобии, etc.

Интересно скорее то, что многолетним кандидатом французских «ультра» традиционно считался Жан-Мари Ле Пен – отец Марин, буквально выкинутый дочкой из родной партии. Ле Пен – старший действительно был (и, скорее всего, остается) антисемитом, но поддерживает Земмура теперь и отзывался о нем с уважением прежде, в силу того, что сам Земмур – один из очень немногих журналистов Франции, кто вел себя с Ле Пеном корректно.

Об этом и других «предательствах еврейского народа» (Земмур, к примеру, характеризовал Холокост как «новую религию» и называл ношение кип в общественных местах вульгарностью) мы услышим еще не раз. То ожесточение со стороны традиционных СМИ и элит, с которым кандидату предстоит столкнуться, можно представить по кейсам Трампа и Ле Пен, но, скорее всего, будет еще хуже: как президент Франции Земмур категорически неприемлем для элит в Вашингтоне, Брюсселе и Берлине – из-за позиций по России, НАТО, миграции, но не только поэтому.

Шутка ли, Франция может получить президента, который имеет территориальные претензии к соседям (Земмур выступает за присоединение бельгийской Валлонии) – немыслимое дело для послевоенной Западной Европы, тем более в период ЕС, который Земмур искренне ненавидит.

Раз так, его шансы на избрание остаются чисто теоретическими – у Земмура очень много влиятельных врагов и слишком мало друзей. Что самое важное, у него нет ни денег, как у Трампа, ни политической структуры – партийной машины, как у все того же Трампа или Ле Пен. У Макрона все это есть, а с учетом того, что потеря Франции для глобалистских элит неприемлема, его ресурсы почти безграничны.

Шанс у Земмура появится только в том случае, если Ле Пен предоставит ему свою партийную машину (что вряд ли; без боя она сдаваться не будет, а между двумя турами пройдет слишком мало времени для того, чтобы «перенастроить» партию под Земмура), а проворовавшиеся республиканцы-голлисты, для которых Земмур «не свой» как противник свободного рынка, хотя бы возьмут нейтралитет.

Собственно, все, что есть у Земмура сейчас, это мозги, принципы и сторонники. Этого слишком мало для того, чтобы выиграть выборы в такой большой стране, как Франция, и это может привести к тому, что Земмур во втором туре для Макрона будет даже более удобным противником, чем Ле Пен.

Их борьба станет борьбой между народом и элитами практически в чистом виде. Французские элиты такие бои, бывало, проигрывали, но короли, хотя и обладали абсолютной властью, не обладали теми возможностями (финансовыми, техническими, информационными, силовыми), которые есть у современных властей.

Впрочем, главный недостаток Земмура, по его же собственному признанию, в таких условиях может стать источником силы – он «неспособен смириться».

Пусть так. Славной охоты, товарищ Маугли!

Во Франции появился свой Трамп

Владимир Прохватилов

президент Академии реальной политики

Facebook

На французском политическом небосклоне взошла новая звезда крайне правого толка. Это журналист и писатель Эрик Земмур, который, согласно недавнему опросу Ipsos-Sopra Steria, уступает всего лишь один процент Марин Ле Пен, опережая других правых политиков. Среди потенциальных кандидатов в президенты лидирует по-прежнему Эммануэль Макрон (24%), но стремительный электоральный взлет Земмура, которого государственные французские СМИ называют «ультраправым головорезом», уже всполошил французский бомонд.

Хотя Земмур до сих пор официально не выдвинул свою кандидатуру на президентские выборы в апреле 2022 года, его активизация в СМИ в последние месяцы побудила социологов включить его в свои опросы. За три недели рейтинг Земмура подскочил с 6% до 17%, опередив кандидата от «жестких левых» Жан-Люка Меланшона, победителя праймериз «Зеленых» Янника Жадо и мэра Парижа от социалистов Анн Идальго. Но главные жертвы «Le Z» (так Земмура называют в прессе) – правые. Он обставил Марин Ле Пен, рейтинг которой этим летом упал с 28% до 15%. Два основных правоцентристских кандидата – президент совета Парижского региона Валери Пекресс и Ксавье Бертран (оба бывшие члены кабинета Саркози), а также бывший еврокомиссар Мишель Барнье выглядят твердыми аутсайдерами.

Упомянутый опрос Ipsos-Sopra Steria был проведен сразу после теледебатов между Земмуром и лидером левой «Непокорившейся Франции» (La France Insoumise) Жан-Люком Меланшоном. В течение двух часов потомок алжирских евреев, отрицающий изменение климата, антилиберал, антифеминист Земмур и уроженец Марокко социалист Меланшон обвиняли друг друга в предательстве национальных интересов Франции и незнании страны. Самые острые копья они обломали друг о друга в споре о роли ислама. «Ислам по сути является политической религией. Его интересует не внутреннее состояние верующих, а социальные и политические нормы. Ислам – религия, которая конкурирует с гражданским кодексом и которая несовместима с Францией» – такова позиция Земмура.

Меланшон же, назвав Земмура расистом, представляющим опасность для Франции, ратовал за «креолизацию» страны, то есть постепенное «создание общей культуры людей, живущих вместе». Земмур старался уйти от обсуждения каких-либо других тем, кроме проблемы с мигрантами, которая, по его словам, «затрагивает всех и не дает покоя французам». Дебаты с Меланшоном Земмур резюмировал фразой: «Он хочет спасти планету, а я хочу просто спасти Францию». Неделю спустя после этих дебатов опрос, проведенный Harris Interactive, показал, что если бы президентские выборы состоялись сейчас, то Эммануэль Макрон набрал бы 24% голосов избирателей, Эрик Земмур – 17%, Марин Ле Пен – 15%, а Жан-Люк Меланшон – всего 11%.

Согласно опросу, выйдя во второй тур, действующий глава государства победит Земмура, набрав 55% голосов. Макрон также обыграет Марин Ле Пен (53%), представляющих умеренных правых Ксавье Бертрана (51%) и Валери Пекресс (57%). Особенно убедительной будет победа Макрона над Жан-Люком Меланшоном (63%). Как считают эксперты Ipsos-Sopra Steria, стремительно растущий рейтинг Эрика Земмура можно объяснить постоянно крепнущей поддержкой, оказываемой ему электоратом Марин Ле Пен, которая в последнее время ослабила свою критику политики правительства в отношении миграции.

Сегодня основная линия политического противостояния во Франции между правыми и левыми – отношение к мигрантам. Научный сотрудник Парижской академии геополитики Алеся Милорадович в интервью мне для этого материала отметила, что «мигранты уже полвека рассматриваются французскими левыми, в том числе и Жан-Люком Меланшоном, как часть ядерного электората. Их политика сводится к тому, чтобы наводнить Францию лояльными избирателями, в частности, из стран Магриба. Так как во Франции с колониальных времен осталось сильнейшее алжирское влияние, французские социалисты заключили с алжирскими бонзами своеобразный альянс. Франция принимает алжирских мусульман, а Алжир помогает французским властям контролировать свою диаспору в бывшей метрополии».

По словам Милорадович, исламское лобби во Франции по влиянию сейчас соперничает с французскими правыми: «Великим Востоком» – некогда могущественной масонской ложей, взрастившей почти всех президентов Пятой республики, а также с консервативными кланами во главе с маркизом Филиппом де Вилье и с финансовой элитой. Три месяца назад «серый кардинал» французских правых, основатель Объединенного оборонного колледжа и почетный гроссмейстер «Великого Востока» Франсуа Тюаль в разговоре со мной выразил мнение, что рейтинг президента Макрона неудержимо падает – и Марин Ле Пен имеет хорошие шансы сменить его на посту главы государства. Тюаль даже предположил, что Макрон не станет избираться на второй срок.

В кругах военной элиты Пятой республики, фронтменом которой является известный политик, близкий друг Франсуа Тюаля, маркиз Филипп де Вилье, сложилось иное мнение. Как отмечает Алеся Милорадович, французские военные, симпатизируя Марин Ле Пен, все же видели будущим президентом Франции своего кумира, бывшего начальника Генштаба генерала Пьера де Вилье: «Он аристократ, католик и блестящий военный с безупречной биографией. Правоконсервативные политики Франции, например Николя Дюпон-Эньян, уговаривали Пьера де Вилье принять хотя бы формальное участие в этих выборах, чтобы не пропустить Макрона во второй тур».

Однако кумир французских военных отказался от политической карьеры и устроился на работу в знаменитую американскую компанию Boston Consalting, предпочтя политическому журавлю бизнес-синицу. Тем временем его брат, маркиз Филипп де Вилье, начал «раскручивать» журналиста и писателя Эрика Земмура, известного своими крайне правыми взглядами. Земмур прославился своими политическими эссе: антифеминистским Le Premier Sexe («Первый пол»), Mélancolie française («Французская меланхолия», 2010) и Le suicide français («Самоубийство Франции», 2014). Политические комментарии Земмура на французском телеканале RTL вышли отдельными изданиями.

Когда президентские амбиции Земмура стали очевидны, он подвергся жесткой цензуре со стороны ряда СМИ. Он больше не ведет колонку в Le Figaro. Издательство Albin Michel, которое публиковало также труды маркиза де Вилье, расторгло с ним контракт. Филипп де Вилье написал в своем Twitter: «Я очень удивлен, что автор такого уровня подвергся цензуре, и поэтому я решил покинуть это издательство в знак солидарности с Эриком». В апреле этого года активистка Социалистической партии обвинила Земмура в сексуальной агрессии, но до суда не дошло. При этом популярность «ультраправого головореза» неуклонно росла. После резонансных дебатов с Меланшоном Земмур совершил вояж в Будапешт, где его с распростертыми объятиями встретил премьер-министр Венгрии Виктор Орбан.

Известный французский социолог Фредерик Мишо в интервью газете Le Figaro, оценивая «земмурский прорыв», отметил, что «никогда еще в истории Пятой республики личность вне политического сераля не забиралась так высоко в соцопросах», и что переток правого электората от Марин Ле Пен к Эрику Земмуру носит системный характер и вряд ли обратится вспять. «Этот незнакомец меняет правила игры», – считает Мишо.

Обозреватель британского культурологического журнала UnHerd Анн-Элизабет Мутэ называет Земмура французским Трампом:

«Земмур, как и другие подрывные популистские фигуры, обращается к тем избирателям, которые отчаялись когда-либо найти кандидата, выражающего их озабоченность. Он говорит об их опасениях: потеря французской идентичности и рост незащищенности, вызванные, по его мнению, неконтролируемой иммиграцией. Его книги, которые были проданы сотнями тысяч экземпляров, напоминают о прошлом, окрашенном в розовые тона, о республике, где уважали учителей, отцы имели солидную работу, семьи держались вместе, а классическая культура не осмеивалась как скучная и неактуальная. Как Трамп – с примесью Такера Карлсона».

Британская The Times также видит в Земмуре политика, который «угрожает изменить политический ландшафт Франции, как это сделал Дональд Трамп в Соединенных Штатах». О дальнейших перспективах «Le Z» говорить пока рано. Эммануэль Макрон твердо намерен избираться на второй срок – и государственная политическая машина, подчиненная его воле, в состоянии дать отпор выскочившему как чертик из табакерки кандидату на роль французского Трампа.

Французы заявили о вымирании белых христиан в Европе из-за исламской миграции

Опрос, проведенный исследовательской компанией Harris Interactive, показал, что 61 процент французов считают наиболее вероятным сценарий вымирания белых христиан Европы в результате массовой миграции из мусульманских и африканских стран. Об этом пишет Daily Mail.

Исследование проводилось, чтобы понять, насколько французские избиратели верят в концепцию «великой замены». Ее автор — ультраправый политик и писатель Эрик Земмур, который может стать соперником действующего президента Франции Эммануэля Макрона на предстоящих выборах на пост главы государства в 2022 году.

В рамках своей концепции Земмур заявляет, что наплыв мигрантов приведет к замене белого населения, сделав выходцев из африканских и исламских стран подавляющим большинством в Европе. Эта теория подвергается широкой критике экспертов, однако набирает популярность среди жителей Франции.

Исследователи узнали у французов, видят ли они предпосылки такого явления. В ответ 27 процентов респондентов заявили, что этот сценарий точно произойдет при нынешней миграционной политике стран Европы. Всего 39 процентов людей сказали, что этого «вероятно» или «определенно» не произойдет.

В конце сентября лидер консервативной партии «Национальное объединение» и депутат французского Национального собрания Марин Ле Пен, которая также претендует на участие в выборах президента Пятой республики, раскрыла пункты своей миграционной программы.

Она заявила, что в случае получения должности президента проведет референдум, на котором предложит французам проголосовать по следующим пунктам: запрет на выдачу пособий нелегалам, высылку иностранцев-правонарушителей и прекращение воссоединения семей. По ее словам, полный объем поддержки во Франции должны получать только семьи французских граждан.

Источник

Только что написал(а)
смотреть