Зачем Китай напал на Турцию в Совбезе ООН

Дипломаты Турции и Китая устроили перебранку на заседании Совбеза ООН. Поводом для нее стала гуманитарная ситуация в Сирии, включая судьбу одной из водонапорных станций на Евфрате. Более того, Пекин прямым текстом обвинил Анкару в оккупации части территории Сирии. Какие цели преследует КНР на Ближнем Востоке и что столкновение интересов Китая и Турции значит для России?

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Заместитель постпреда Китая при ООН Гэн Шуан, выступая на сессии Совета Безопасности, обвинил Турцию в оккупации северо-востока Сирии, сообщило в четверг агентство EADaily. На заседании, посвященном обстановке в Сирийской Арабской Республике, Гэн также обвинил Турцию в массовом нарушении прав сирийцев, а в частности – в праве на доступ к чистой воде. По мнению китайского дипломата, турки повредили водонапорную станцию в Аллюке, из-за чего упал уровень воды в реке Евфрат.

Видео дня

Представитель Турции Феридун Синирлиоглу резко парировал: «Мы не будем учиться у тех, кто нарушает права человека и гуманитарное право». По его мнению, проблемой, возникшей вокруг водозабора в Аллюке, злоупотребляют сторонники президента Сирии Башара Асада и курдские боевики из «Отрядов народной самообороны» (РКК/YPG). По словам Синирлиоглу, террористы обстреливают населенные пункты не только в Сирии, но и в самой Турции, а «буквально две недели назад террористы обстреляли сирийский Африн, что привело к гибели шести мирных жителей».

Отношения Анкары и Пекина в очередной раз обострились на прошлой неделе, когда Турция и 42 другие страны выпустили в ООН заявление о своем беспокойстве по поводу массового нарушения прав уйгуров, проживающих в Синьцзян-Уйгурском автономном округе КНР. Авторы петиции потребовали от Пекина предоставить доступ в автономию независимым наблюдателям.

Дела КНР и Турции давно отравляет, собственно, и сама сирийская война. Пекин поддерживает президента Башара Асада, тогда как турецкий лидер Тайип Реджеп Эрдоган уже много лет опекает его врагов – боевиков, под контролем которых остается провинция Идлиб.

В среду сирийское информагентство САНА сообщило, что в Идлиб вошла колонна из двухсот единиц турецкой бронетехники. В четверг источники РИА «Новости» передали, что турецкая армия готовит сразу две операции: одну в Идлибе, вторую – на северо-востоке, где размещены отряды курдов. По данным источников, турецкое наступление может начаться в любой момент без предварительного объявления.

Гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов считает, что публичная ссора дипломатов Китая и Турции в ООН – это «новое явление» в отношениях двух стран. По его мнению, рано или поздно это должно было случиться, поскольку Китай наращивает активность на Ближнем Востоке – он уже превратился в основного торгового партнера многих стран региона, включая Иран и Саудовскую Аравию.

«Сирия для КНР тоже теперь не безразлична. Она рассматривается как часть транспортных коридоров, кроме того, китайскому бизнесу интересны целые сектора сирийской экономики», – отметил политолог.

«Китай и Турция серьезно конкурируют не только на Ближнем Востоке, но и в Европе и Азии, особенно в Средней Азии. Конкурируют за рынки сбыта, поскольку оба – крупные экспортеры», – отметил китаист Николай Вавилов. Он напомнил о желании КНР участвовать в восстановлении Сирии, которая рассматривается Пекином как один из будущих элементов проекта «Один пояс – один путь», в частности – для беспрепятственного выхода китайских товаров к Средиземноморью. «Вот почему Китай начал использовать трибуну ООН для резких выпадов против действий турок в Сирии», – пояснил Вавилов.

Дамаск, в свою очередь, все чаще выступает как полноценный дипломатический союзник Пекина. В четверг МИД Сирии резко осудил попытки американцев вмешиваться во внутренние дела «дружественной Китайской Народной Республики».

Пекин тем временем шаг за шагом налаживает тесные связи со всеми недругами Эрдогана в регионе. В среду китайский министр иностранных дел Ван И побывал в Афинах, где выслушал жалобы своего греческого коллеги Никоса Дендиаса на «дестабилизирующую роль Турции в Восточном Средиземноморье», которая «несет риски» для свободного судоходства. По словам Дендиаса, он также подробно рассказал гостю «о попытках Турции привлечь на свою сторону мусульман во всем мире». В свою очередь Ван И заявил, что Пекин «готов развивать и усиливать сотрудничество на море с Грецией».

Поводом для спора двух стран остается и Синьцзян-Уйгурская автономия, напоминает директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. «Претензии Пекина вызваны тем, что Турция негласно поддерживает, в частности, «Исламское движение Восточного Туркестана», которое признали террористической организацией Россия, Евросоюз и ООН, – пояснил Багдасаров. – Это движение популярно среди уйгуров в Синьцзян-Уйгурском районе. Кроме того, уйгуры воюют в составе протурецких формирований в Северной Сирии, набираются там боевого опыта, чтобы потом, быть может, вернуться в Китай».

По словам Багдасарова, другим камнем преткновения между Пекином и Анкарой в последнее время стал Афганистан. «Китай граничит своим Синьцзян-Уйгурским районом с Бадахшаном – афганской провинцией. Турки пытаются закрепиться в Афганистане во многом как раз для того, чтобы оттуда помогать уйгурам», – детализировал специалист.

«Эрдоган хочет стать неким уполномоченным «Большой двадцатки» по вопросам Афганистана, то есть неким координатором программ помощи, посредником между международным сообществом и «Талибаном» (запрещено в РФ)», – пояснил Кортунов.

«В Пекине к этому относятся очень скептически, поскольку китайцам не нужны никакие медиаторы в Афганистане. У Китая свои отношения с талибами, инвестиции КНР более значительные, а по экономической мощи Пекин во много раз превосходит турок», – сказал эксперт, напомнив, что Турция и КНР спорят еще и вокруг Африки, где Анкара намерена заниматься крупными инфраструктурными проектами, в том числе в дорожном строительстве.

Кортунов полагает, что вспыхнувший в стенах ООН публичный спор дипломатов отражает эпатажный стиль лично Эрдогана, который использует его в разговоре едва ли не со всеми своими партнерами. «Турецкий лидер надеется, что все возможные последствия за него потом «разрулят» дипломаты. Россию он критиковал за Крым с трибуны Генассамблеи, Западу на днях угрожал высылкой десяти послов, напомнил политолог.

«Видимо, Эрдоган считает, что может себя так вести и с Китаем. Но это довольно рискованная игра. У Турции сейчас много экономических проблем, она конфликтует со всеми соседями. Всерьез поссориться с Пекином Анкаре было бы совсем некстати», – подытожил Кортунов.

«Но Турция лезет везде, даже в Синьцзян-Уйгурский район Китая, поддерживая уйгурских террористов. Также турки пытаются увеличить свое присутствие в Ираке, в Африке и на постсоветском пространстве», – пояснил президент научного центра «Институт Ближнего Востока» Евгений Сатановский. Кроме того, по его словам, посольство Турции в Таиланде выдавало турецкие паспорта уйгурским террористам для беспрепятственного проезда в Китай. «Потом их вылавливали сотрудники органов госбезопасности Китая как у себя в стране, так и на территории Таиланда», – рассказал эксперт.

Востоковед сообщил, что на территории Сирии против уйгурских радикалов проводит боевые операции спецназ КНР. «Там воюет спецназ различных ведомств, включая представителей «Снежных барсов» и «Сумеречных тигров». Поэтому любое ограничение амбиций Турции в любой стране мира полезно для России», – резюмировал Сатановский.

Источник

Только что написал(а)
смотреть