«Все получится, полякам придется сдаться». Репортаж из лагеря мигрантов

Шалаши, палатки и костры

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

За несколько километров до пункта пропуска Брузги на границе Белоруссии с Польшей кажется, что все заволокло туманом. Но это не туман — это дым от костров, которые разводят мигранты. Чем ближе к границе, тем труднее дышать, а у самого лагеря это почти невозможно — дым от костров так силен, что слезятся глаза.

Палаточный городок на нейтральной полосе растянулся на несколько сотен метров, тут чередуются шалаши из еловых веток и туристические палатки. Горят костры — ближе к белорусской трассе М6 побольше, у разделительной линии с Польшей из колючей проволоки — поменьше. В основном мигранты сидят у костров или просто прогуливаются, но многие мужчины заняты. На плечах, на самодельных носилках они носят дрова и большие бревна, которые приспосабливают для сидения, еловый лапник для новых шалашей.

В соседнем березняке мужчины с этой же целью валят деревья. Это напоминает большую стройку — так слаженно и беспрерывно идет работа. Дети стоят с пустыми бутылками в очередях за водой, которую на территорию лагеря ежедневно подвозят на нескольких водовозах.

Молодых мужчин здесь большинство, но есть и женщины, и дети — в основном до пяти лет, и старики. Среди женщин три беременных, на сроках от семи до девяти месяцев, одна готовится родить на днях.

Часть детей играют на дороге. Они с охотой подходят к журналистам и улыбаются на камеру, иногда с подсказки родителей. Группа детей побежала навстречу телеоператорам, прибывшим вместе с корреспондентом РБК, и начала скандировать «Джомани!» — в Германию стремятся попасть большинство обитателей лагеря.

Еды у беженцев почти нет — последние три дня продовольствие в лагерь завозили представители местного Красного Креста и Белорусского союза женщин. Его раздача каждый раз сопровождается давкой — людей слишком много, все боятся, что им не достанется, и готовы вырывать из рук друг у друга.

Али, выходец из иракского Курдистана, подошел к корреспонденту РБК с несколькими большими поганками в руках и спросил на ломаном английском, можно ли их есть. Услышав отрицательный ответ, он с горечью раскрошил грибы. По словам Али, чтобы приехать с семьей в Белоруссию, он продал все, что было, купил билеты на самолет и визы. Все прилетели в Минск одновременно, рейсом из Стамбула, и уже пять дней находятся в лагере. Цель — попасть в Германию, Нидерланды или Великобританию, где больше понравится.

Неудачником домой или беженцем в Белоруссии

11 ноября в лагере царило оживление — туда впервые прибыли представители двух структур ООН — Управления верховного комиссара по беженцам (УВКБ) и Международной организации по миграции. С журналистами они поначалу отказывались говорить. Глава местного отделения УВКБ Мулусеу Мамо кричал на английском, что он приехал сюда говорить с людьми, и отказывался что-либо делать, пока представители СМИ не отойдут подальше. И даже делал вид, что садится в машину, чтобы уехать. Глава представительства Международной организации по миграции Махым Оразмухаммедова вела себя спокойнее. В итоге их окружили беженцы — в толпе было много женщин с маленькими детьми, — и с помощью переводчиков работники ООН узнали все, что хотели. После этого они наконец пообщались с журналистами.

Мамо сказал, что проблема беженцев сейчас активно обсуждается в Минске. Оразмухаммедова рассказала, какой выбор предлагается обитателям стихийного лагеря: «Мы сегодня здесь, чтобы оказать небольшую гуманитарную помощь мигрантам и беженцам, мы также предоставили информацию об альтернативных возможностях в данной ситуации. Как мы уже отметили, в первую очередь у этих людей есть право подать ходатайство на статус беженца в Республике Беларусь и еще одна опция — добровольное возвращение на родину».

Кульминацией визита стала драка за пакет с едой, завязавшаяся прямо у автомобилей представителей ООН. Один из мигрантов прижал к животу доставшийся ему пакет с продуктами, а затем, поскольку остальные тоже хотели получить хоть что-то, для надежности лег на него. Однако те продолжили выдирать пакет из-под мужчины, и в итоге завязалась драка.

Когда ее наконец удалось остановить, машины представителей ООН двинулись к выезду из лагеря. Поэтому Мамо и Оразмухаммедова так и не узнали, какой давкой сопровождается приезд грузовика гуманитарной помощи. Волонтерам пришлось предпринять несколько попыток, прежде чем они смогли раздать продукты нуждающимся.

Отступать некуда, позади Ирак

Предложение остаться в Белоруссии в статусе беженца или вернуться на родину мигранты восприняли негативно. Лишь единицы готовы лететь обратно, рассказал журналистам представитель белорусского Центра системной правозащиты Дмитрий Беляков.

Из тех, с кем общался корреспондент РБК, обратно не хочет никто. Реми, курд из Ирака, рассказал, что продал дом и отдал $4 тыс. за то, чтобы добраться до Минска через Дубай. За ребенка он заплатил в два раза меньше. Цель, как и у всех, — попасть в Германию. Пока не удается, и Реми винит в этом поляков. А Белоруссия, говорит он, страна хорошая — дает лагерю воду и еду. Реми рассчитывает, что в итоге всех спасет ФРГ.

Два других иракских курда, Мохаммед и Яри, также сказали, что возвращаться им некуда. Семью Мохаммеда сильно затронула война, от которой они и бежали. А Яри сперва попросил купить ему сим-карту — уже второй день он пытается уговорить хоть кого-то, потому что покидать лагерь не может. «Я останусь здесь, в этом лагере, хоть неделю, хоть месяц, хоть год… Польша рано или поздно откроет границу, и мы уедем в Германию. Что буду делать, если не получится? Все получится, полякам придется сдаться», — уверенно закончил он.

Только что написал(а)
смотреть