«А если газ перекроем?» Чем ответит Лукашенко Европе

Если введут новые санкции из-за миграционного кризиса, Александр Лукашенко готов ограничить работу газопровода «Ямал — Европа». Более того, Минск может перекрыть автомобильные и железные дороги, по которым доставляют товары из Европы в Россию. Однако, несмотря на взаимные угрозы, Белоруссия успешно торгует с западными странами. Как бизнес оказался важнее политики, разбиралось РИА Новости.

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Намерение или блеф

«Мы обогреваем Европу, они нам угрожают, что закроют границу. А если мы перекроем природный газ туда?» — заявил Лукашенко на заседании правительства, чем вызвал шквал критики.

Эти слова белорусский лидер сказал после решения ЕС ввести очередные санкции. Брюссель хочет отомстить Лукашенко за миграционный кризис на границе Польши и Литвы. С весны туда стекаются беженцы из Ирака, Ливана и Афганистана — рассчитывают попасть в Германию.

В Совете ЕС предполагали, что Минск отреагирует жестко. Но, по признанию главы европейской дипломатии Жозепа Борреля, «газовый шантаж» стал неожиданностью: «Лукашенко пугает тем, что ему не принадлежит. Газ продают русские, не белорусы».
«Сначала мигранты, теперь топливо. Для гибридных атак Лукашенко ничем не брезгует. Он блефует», — согласился представитель внешнеполитической службы Брюсселя Петер Стано.

Однако в Кремле заверили, что происходящее никак не повлияет на поставки газа — Россия выполнит обязательства. И действительно, транзитный статус не дает права Минску ограничивать экспорт. Этот пункт оговаривали еще в 2011-м, когда «Газпром» приобретал акции местного оператора.

К тому же «Ямал — Европа» — не единственный путь доставки российского товара европейским потребителям. Сначала загружают «Северный поток», проложенный по дну Балтийского моря напрямую в Германию. Болгария, Сербия и Венгрия получают голубое топливо по «Турецкому потоку». Еще 40 миллиардов кубометров, согласно требованию ЕС, идут через Украину. Белорусский маршрут используют как альтернативу. А с вводом в эксплуатацию «Северного потока — 2» его значение еще больше снизится.

Меркель на проводе

Новый — пятый по счету — пакет санкций против Белоруссии пока не приняли. А после состоявшихся на днях телефонных переговоров Лукашенко с Ангелой Меркель заговорили, что рестрикции могут смягчить. Возможно, они затронут отдельных белорусских чиновников и силовиков.

Летом вводили меры секторального характера: ЕС, США и Канада запретили продажу, поставку и передачу Минску оборудования, технологий или программного обеспечения. В черный список попали крупнейшие предприятия республики — МАЗ, БелАЗ, Новая нефтяная компания.

Американские санкции против Лукашенко, в отличие от европейских — экстерриториальные. А потому с ними вынужденно считаются не только на Западе, но и в странах, где в обиходе долларовые транзакции.

Ограничения ввели и для «Беларуськалия» — ключевого экспортера калийных удобрений на мировой рынок. Многим компаниям позволили продолжить сотрудничество до зимы. Но свернуть контракты до конца года успевают не все. Великобритания, Украина, Китай и Индия хотят продлить договоры. По соотношению «цена — качество» белорусский калий их вполне устраивает. Однако пойти против мейнстрима эти страны не могут.

«Закроем дорогу для поляков и литовцев»

Негативные последствия санкций чувствует не только белорусская экономика. Ограничения против Минска повлияли на Восточную Европу и Прибалтику. Первой пострадала Литва. Лукашенко отказался от транзита нефтепродуктов через порт Клайпеды, теперь они идут через Усть-Лугу. Транспортировка стала дороже, но президент Белоруссии не скрывал — это политическое решение.
Ежегодно через литовскую гавань проходило около 240 миллионов тонн товаров. Из них восемь — белорусские калийные удобрения, четыре-пять — нефтепродукты. Грузы из Белоруссии обеспечивали примерно треть оборота. За переправку в Европу этой продукции Клайпеда получала около 30 миллионов евро, что составляет не менее восьми-тринадцати процентов литовского ВВП. Вильнюс уже недосчитался около десяти миллионов евро — не критично, но ощутимо.

Сейчас Лукашенко грозит перекрыть и грузопотоки. Он уверен — это приведет к сбою поставок из Германии и Польши не только в Россию, но и на рынки других постсоветских стран: «Через Украину не пройдешь: там российская граница закрыта. Через Прибалтику дорог нет. Если мы закроем для поляков и, к примеру, для немцев, что будет тогда?»

Однако и эта угроза кажется европейцам раздутой. Если Белоруссия перекроет автомобильные трассы или железную дорогу, то товары на рынки СНГ повезут через страны Восточной и Центральной Европы, Балканы. Но вряд ли Лукашенко на это решится — упадут и белорусские, и российские продажи.

Минск занимает 60-е место среди экспортных рынков Германии, товарооборот двух стран в прошлом году составил около двух миллиардов евро — для белорусской экономики это существенные цифры. Поставки белорусских товаров в Литву и Польшу меньше, но логистика проще. Такая взаимозависимость показывает: запреты чувствительны для всех.

Санкции — как швейцарский сыр

Белорусский экономист Ярослав Романчук обращает внимание на парадокс: несмотря на западные санкции, белорусские продажи в Европу с января по сентябрь увеличились в два раза.

«В 2020-м доля белорусского рынка в экспорте ЕС составила 16 процентов. В этом году она выросла до 25-ти. Увеличились и продажи нефтехимии, металлургии, деревообработки. Эти товары составляют примерно 75 процентов всего товарооборота Белоруссии. То есть западные санкции дырявые, как швейцарский сыр», — говорит экономист.

Романчук уверен, что европейские компании могут найти способ обхода санкций против белорусских калийных удобрений: «Во всех контрактах написано, что сотрудничество прекратится после исполнения текущих обязательств. Но что такое «текущие обязательства», никто толком не знает. Бизнес может заявить, что не успел закрыть сделки до конца года, и продлить их еще на несколько лет».

Как полагает эксперт, даже если ЕС внесет в черный список все белорусские предприятия, это не станет концом режима Лукашенко. Минск сотрудничает с Россией, Китаем, арабскими странами.

«Сейчас в Белоруссии сбалансированный бюджет. Хотя ожидали, что в этом году дефицит составит шесть миллиардов белорусских рублей — это примерно два с половиной миллиарда долларов. Кроме того, положительный торговый баланс», — объясняет Романчук.

Программный директор Российского совета по международным делам Иван Тимофеев отмечает — европейский бизнес по-прежнему имеет дело с Белоруссией. Но с оговорками: «Под западными рестрикциями в основном сотрудничество в оборонной промышленности. Действуют ограничения и на госбанки, их кредитование. А розница вся работает».

И все же удар от санкций эксперт считает существенным. Главную угрозу он видит в экстерриториальности американских мер. Игнорировать их будет сложно, если США поддержат пятый пакет.

Только что написал(а)
смотреть