Не мытьем, так катаньем: что с размахом строит Россия

«Северный поток — 2», который готов, но еще не сертифицирован, не единственный долгожданный экспортный коридор. В планах — активная фаза прокладки трубы через Монголию в Китай, строительство нескольких заводов и мостов. О крупных российских проектах в наступившем году — в материале.

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Не мытьем, так катаньем

«Поток» завершили еще в сентябре. Теперь его должны одобрить немецкий и европейский регуляторы. Сначала вердикт вынесет Германия, затем — Еврокомиссия.
В Кремле призывают «набраться терпения». Впрочем, России не привыкать. Палки в колеса этому проекту вставляют с 2018-го.

Труба от Усть-Луги Ленинградской области уходит на дно Балтийского моря и выныривает у немецкого города Грайфсвальде. Две ветки. Протяженность — более 1,2 тысячи километров. Совокупная мощность — 55 миллиардов кубических метров голубого топлива в год.

Всего на проект потратили девять с половиной миллиардов долларов. Половина — деньги «Газпрома». Вторая — вложения европейских партнеров холдинга: французской Engie, австрийской OMV, англо-голландской Shell и немецких Uniper и Wintershall Dea.

Причем иностранные компании — лишь инвесторы. Оператор проекта — Nord Stream 2.

Изначально подрядчиком была швейцарская Allseas. Но в 2019-м США пригрозили санкциями любому, кто предоставит для строительства газопровода суда. В Allseas испугались и прекратили работы, хотя оставалось совсем ничего — шесть процентов.
Ситуация усугублялась тем, что недостроенный участок — в территориальных водах Дании. Копенгаген разрешает использовать только трубоукладчики с системой безъякорного позиционирования. В России такой лишь один — «Академик Черский».

Однако датчане смягчились, и несколько километров достраивала баржа «Фортуна». В январе 2021-го судно и его владелец попали под очередные американские санкции. Участвовать в проекте отказались десятки зарубежных компаний. Немецкие Uniper и Wintershall Dea перекрыли финансовый поток.

Санкции ввели еще при Дональде Трампе. Администрация Джо Байдена практически с порога объявила «Северный поток — 2» угрозой для ЕС. Тем не менее американцы пообещали консультироваться с европейцами.

В конце июля Берлин и Вашингтон наконец достигли компромисса. Главное условие — сохранить транзит через Украину. В Киеве постоянно твердят, что Москва собирается использовать «Северный поток — 2» как политический инструмент.

Осенью США опять стали угрожать, хотя трубу уже достроили. К 18 октября первую нитку заполнили техническим газом. Запуск ожидали в январе. Однако пришлось отложить. На этот раз — из-за немецкой бюрократии.

И в Сибири — сила

Продолжаются работы и над не менее важным и масштабным проектом — «Силой Сибири — 2». О нем заговорили еще 15 лет назад и называли тогда «Алтай». Из-за технических сложностей с прокладкой труб через горный массив маршрут изменили.
Газ пойдет не через алтайские горы, а транзитом через Монголию в Китай. На российской территории пересечет Красноярский край, Иркутскую область, Бурятию и Забайкалье. Эти регионы до сих пор лишены прямого доступа к магистральному газу и вынуждены жить на угле. Генподрядчик от России — «Стройтранснефтегаз», который реализовывал и первую «Силу Сибири».

В 2021-м готовили технико-экономическое обоснование. В декабре Владимир Путин сказал, что «работа двигается, и двигается успешно». Скоро запустят стройку.
Расчетная экспортная мощность — 50 миллиардов кубометров в год. Понадобится много инвестиций. Уже созданы рабочие места, а в активной фазе их число вырастет до сотен тысяч.

Переход к делу: зачем нужен Ленский мост

Помимо трубопроводов и газификации, в приоритете — транспортная сеть. В Республике Саха с этим непросто. Столица крупнейшего региона — Якутск — находится в стороне от федеральных трасс «Лена» и «Колыма». Сто пятьдесят дней в году между Западной Якутией и Восточной Сибирью нет стабильного сообщения. Зимой переправляются по ледовым дорогам. Летом — на паромах.

Но в 2019-м река Лена обмелела. Половина населения республики отказалась отрезанной от Большой земли. Проблему хотят решить кардинально: построить мост.
Идею обсуждают с 1980-х. На столь масштабный проект попросту не было денег. Наконец его внесли в нацпрограмму развития Дальнего Востока. В феврале 2020-го якутские власти подписали концессионное соглашение с корпорацией «Ростех» и группой «ВИС».

Трехкилометровый мост и 11 километров подходов оценили почти в 83 с половиной миллиарда рублей. Летом вице-премьер Марат Хуснуллин дал поручение Минтрансу ускориться. Движение по мосту должны открыть уже в 2024-м. Проект не только обеспечит транспортную доступность, но и увеличит валовый региональный продукт Якутии — на два с половиной процента.

С упором на полимеры

Газопроводы, мосты — безусловно, нужны. Но без промышленности экономического роста не достичь. В ближайшие годы в стране построят крупные предприятия. Например, завод сжиженного природного газа в Хабаровском крае. Для этого потребуется около 9,8 миллиарда долларов. Инвесторы — Россия, США, Индия и Япония. Мощность — 6,2 миллиона тонн переработанного топлива в год.

А Иркутский завод полимеров станет одним из крупнейших по этанопереработке. Стройка в разгаре: возводят шесть пиролизных печей. Завершить планируют к концу наступившего года. В регионе появится более полутора тысяч рабочих мест.
С этим заводом связывают большие надежды, поскольку развитие рынка полимеров — один из устойчивых трендов мировой экономики. Полиэтилен и полипропилен особенно нужны в Восточной и Юго-Восточной Азии.

Только что написал(а)
смотреть