Такой смелой и дерзкой спортсменки в России не было давно

В последние десять лет наш женский биатлон скатывался на дно. Первые тревожные сигналы прозвучали после допингового скандала имени Ахатовой и Юрьевой, хуже стало после ухода Медведцевой, Богалий и спада Слепцовой:

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

– чем ближе к Сочи-2014, тем реже Зайцева брала медали, а Вилухина держалась высоко в тотале лишь за счет стабильных попаданий в топ-10;

– Виролайнен и Подчуфарову хватило на полтора сезона в роли середняков, Акимова запомнилась только связкой «золото – бронза» в Нове-Место-2016;

– Юрлова вроде бы тащила команду четыре сезона, но даже в цветы попала считанное число раз;

– при обсуждении Старых легко запутаться в дисквалификациях;

– Миронова вселила надежду в январе 2021-го, но где она была на ЧМ и в этом сезоне?

– Казакевич, Куклина, Васильева, Павлова, Сливко, Шумилова, Кайшева и Глазырина – это грустно: 11 заездов в топ-6 за несколько сотен гонок на семерых.

Наши женщины взяли медали ЧМ всего раз за последние пять турниров – и это, в общем-то, Марианская впадина.

Но проваливаться можно по-разному.

Иногда наблюдать за этим забавно – как за футбольным «Спартаком». Иногда трагично – как за Шараповой после мельдония. Иногда все внутри кипит – это снова проигрывает футбольная сборная. А иногда наплевать – такую эмоцию в какой-то момент стали вызывать российские биатлонистки.

Наши девушки настолько унылые, что не показывают ни результатов, ни чего-то увлекательного за пределами трассы, хотя даже при плохих результатах можно быть интересными и близкими публике. Например, легкоатлетка Дарья Клишина выиграла всего одну значимую медаль за жизнь (серебро ЧМ-2017), но не дает забыть о себе огненными фотосетами или смелыми интервью. Теннисистка Андреа Присэкариу провела первый серьезный матч в сентябре 2021-го, но уже собрала базу фанатов, которые кайфуют от ее образа на корте.

В нашем биатлоне нет и этого.

Вдруг посреди безнадеги появилась Кристина Резцова и сразу показала: она не такая.

Весной 2021-го Резцова решила вернуться в биатлон после родов, но тренеры сказали, что для попадания в сборную нужно тренироваться с командой – другого пути нет. Гонять по общим сборам с двухмесячным ребенком и в нулевой форме – так себе затея, поэтому Кристина отказалась.

Другая на ее месте закончила бы карьеру и рассказала в интервью о несправедливой судьбе спортсменки, но Резцова без шума выбрала свой путь: позвонила знакомому тренеру Норицыну и попросила помогать во время предсезонки, причем дистанционно (Виталий в этот момент работал со сборной Болгарии). «Но всегда помнила: из-за того, что я не в команде, меня могут не взять, не допустить никуда – и все», – спокойно объясняла Резцова безумие затеи.

Она проводила сборы как российский спортсмен из прекрасного будущего: на свои, а не на бюджетные деньги. По словам мужа, когда сумма перевалила за 500 тысяч рублей, они перестали считать, чтобы не расстраиваться.

Из-за самоподготовки приходилось лично решать вопросы с Росгвардией по поводу перевозки оружия, готовить еду ребенку перед тренировками (девочка ездила с мамой) и урезать расходы. Так команда Кристины сузилась до нее, мужа и отца, который иногда приезжал проверить стрельбу. Привычных врача, биомихика и массажиста на сборах не было.

Страдала ли биатлонистка без привычного комфорта? Отвечает она сама: «Я бы не сказала, что мне требовался тотальный контроль. Но после каждой тренировки я либо писала Норицыну, либо с мужем создавали консилиум».

Самоподготовка вылилась в лучшую форму среди всех российских биатлонисток (топ-10 тотала) и личную медаль на Кубке мира – первую для наших девушек за два года.

Кстати, результаты Резцова оценивает очень здраво. Еще до медали она объясняла, что нет смысла хвалить за 20-е места. Удивительные слова от спортсменки, чья страна привыкла считать за победу попадание в цветы.

Кристина вообще разбивает стереотипы о типичном спортсмене из России:

– открыто обозначает проблемы нашего спорта, например, говорит о стагнации при попадании в сборную: «Хотелось бы изменить отношение спортсменов к делу. Мне кажется, в России немного безответственные спортсмены. Большинство. Такие, которые знают, что они в сборной, и не развиваются из-за того, что они находятся на своем месте, у них нет такого, что их в любой момент могут подвинуть».

– не признает авторитетов: если надо сказать правду, которая будет очень неприятна федерации и Минспорта, она говорит: «Мне не дали записать Норицына официальным личным тренером. Как обосновали отказ? Никак».

– в царстве суеверий не боится высказываться о планах на гонку еще до старта: «Настраиваюсь на пасьют как на драку. В Хохфильцене поняла, что могу бороться и хочу этой борьбы».

Посмотрите, сколько новостей генерирует Резцова после гонок, причем не искусственно, не пытаясь понравиться и прошуметь. Она не стремится к популярности – отвечает, только когда ее спрашивают, не знает, что такое тикток, снимает с себя давление на пару месяцев вперед («Я не делала подводку к декабрю, не разгонялась ни к контрольным, ни к первому этапу»), но все равно вызывает дикий интерес.

Столько событий и высказываний нет вокруг Нигматуллиной, Латыпова, Елисеева и даже Большунова. Это ближе к уровню Загитовой – королевы резонанса в фигурке. Сказывается фамилия и постоянные комментарии мамы Анфисы, но даже без этого Кристина вызывает обсуждения: из-за смелости, наглости, открытости.

Конечно, пиар – пусть даже непроизвольный – ни разу не гарантия результата. И вера Губерниева, который считает, что Кристина выиграет медаль на Олимпиаде, – тоже.

Но как же хорошо, что в нашем женском биатлоне появился человек, за которым очень хочется следить. Который рискует, не ноет, говорит правду. А заняв 40-е место, наверняка признает: «Это дно, но я обязательно исправлюсь».

В этот момент мне будет не наплевать.

Только что написал(а)
смотреть